Тема: Гражданская война в России

http://forum.militaryparitet.com/extensions/hcs_image_uploader/uploads/290000/7500/297717/thumb/p1d3eq1ggk4ke9rosjs11f13491.png

Nicolas Kuchaai
14 октября 2018 г.

На днях закончил читать книгу «Зимняя дорога» под авторством Леонида Юзефовича. Книга посвящена «якутскому походу» А.Н. Пепеляева.

Анатолий Николаевич Пепеляев – русский генерал, белогвардеец, сибирский областник и родной брат премьер-министра правительства Колчака. Пепеляев принимал активное участие в Гражданской войне и после поражения белых обосновался в Харбине. В 1922 году на Пепеляева вышел Куликовский П.А. с просьбой организовать военный поход в Якутию. Петр Александрович Куликовский – эсер, политссыльный (сослан в Якутию), активный участник антибольшевицкого движения, представитель Якутии в Сибирской областной Думе.

«Якутский поход» Пепеляева начался во второй половине 1922 года и завершился полным разгромом в первой половине 1923 года. Эти события и послужили основной темой данной книги. В романе (как её называет сам автор) есть два главных героя: собственно Пепеляев и его противник – И.Я. Строд. Вся книга – это история их судеб и их противостояния.
Вот некоторые цитаты из текста:

«Душа болит, когда вспоминаешь, что некоторые из этих юношей, – продолжал Куликовский, имея в виду тех своих питомцев, кто пошел служить красным, – я знал и любил в них нарождающуюся интеллигентность. Теперь эти юноши без мысли и воли стали автоматами, потрошителями человеческого мяса, стали пустосвятами, твердящими, что только Ленин свят…»

В феврале 1921 года ЧК арестовала в Якутске свыше трех сотен участников «контрреволюционного заговора», из них около ста человек приговорили к исправительным работам, тридцать пять расстреляли. Арестованных избивали шомполами, в сорокоградусные мороза держали в нетопленых помещениях, сажали на лед, водили на прогулку босыми.

Военный коммунизм докатился до Якутии с опозданием и принял дикие формы. Якуты, составлявшие чуть ли не девяносто процентов от трехсоттысячного населения области, не в силах были понять, почему на них обрушились бесконечные поборы. Аресты тойонов с их окружением дезорганизовали привычную жизнь наслегов и улусов и ударили по всему якутскому населению, включая хамначитов, в чьих интересах это якобы делалось (тойон – родовая аристократия, хамначит – батрак, работник у богача). Репрессии затронули и национальную интеллигенцию. С началом террора многие из них перебрались из городов в улусы, а с появлением Коробейникова присоединились к повстанцам. Без них восстание 1921 года не слишком отличалось бы от якутских восстаний XVII века, но теперь оно приобрело характер национально-освободительного движения.

Главным кредитором Сибирской дружины [Пепеляева] выступило акционерное общество «Олаф Свенсон», созданное уехавшим после революции в США якутским купцом Кушнаревым: он дал сто тысяч рублей под залог монопольного права скупки пушнины в Якутии.

В передовой статье Каландаришвили ставился в один ряд с теми гениями, кого погубили неспособные оценить их величие современники: «Он гибнет от руки невежественного охотника-якута, в темном безумии поднявшего оружие против грядущего обновления мира. Так Архимед погибает от рук варвара в момент гениального открытия, несущего свет и радость потомкам убийцы. Так умирает на костре Джордано Бруно»

Причиной первого конфликта между ними [Байкаловым и Стродом] стала речь Строда на похоронах [Каландаришвили] в городском саду: размахивая обнаженной шашкой, он тогда обвинил якутскую интеллигенцию в предательстве и посулил, что это ей не простится.

Коробейников: «Когда я отступал, все спрашивали, вернусь ли, будут ли ружья. Якуты отдавали последнее… Общественные деятели из населения заявляли, что в случае нашего возвращения по-прежнему встретят с энтузиазмом».
Прочие говорили то же самое.

Когда он [Пепеляев] согласился начать поход, Борисов не мог сдержать эмоций: «Как мы были печальны вчера! А благодаря вашему приезду я никогда не был такой радостный!»

Галибаров, не смущавшийся ни патетикой, ни лестью, воскликнул: «Мы воскресли! Кричим «ура»! Я готов работать, как прежде… Отдам все на борьбу с большевиками!»

Пепеляев мало интересовался этой землей и населяющими её людьми. Якуты были для него разновидностью сибирских крестьян, а Якутия – частью Сибири, отличающейся от других её частей не больше, чем Иркутская губерния отличается от Енисейской. Нормы, которыми регулировалась жизнь якутских родов, были ему неизвестны.

Слабо разбирался Пепеляев и в местном политическом раскладе. Ситуация в Якутии, какой она виделась ему из Владивостока и Харбина, описана в одном из его стихотворений:
«Там, презревши все Божьи законы,
Мучат русских людей палачи
»

Однако от «коммунистической тирании» пострадали тут прежде всего якуты и совсем уж неспособные шагать в ногу с эпохой тунгусы, а русские крестьяне, напуганные национализмом Якутского восстания, держали сторону большевиков.

В отличие от более дипломатичных интеллигентов, простые повстанцы прямо заявляли, что нужно выселить из Якутии всех русских.

Как говорил Байкалову кто-то из сдавшихся в плен добровольцев, Пепеляев, узнав о падении Амги, «побледнел и сказал, что его миссия кончена, якутские твари и Куликовский его обманули, надо спасать свои души». Конкретные слова могли быть другими, но настроение передано верно.

вы не поверите, но и в Якутии в то время  были большие страсти-мордасти йолки палки

ну в москвах-петроградах разбирались бы, ан нет, и в тундре разбирались

столько людей сгинуло от этих большевиков и белых...

Поделиться

2

Re: Гражданская война в России

Так было по всей бывшей империи. Хоть в Якутии, хоть в Средней Азии, хоть в Крыму

Поделиться

3

Re: Гражданская война в России

netmag пишет:

Так было по всей бывшей империи. Хоть в Якутии, хоть в Средней Азии, хоть в Крыму

перелохмачено было изрядно людей и земель

Поделиться

4

Re: Гражданская война в России

http://forum.militaryparitet.com/extensions/hcs_image_uploader/uploads/330000/5000/335189/thumb/p1dvbobeslcbm1cot120q9hds282.jpg

В декабре 1919 г. партизанский отряд Г.Ф. Рогова захватил трехтысячный Кузнецк (Новокузнецк) и учинил страшный погром города, вырезав около трети населения и изнасиловав большую часть женщин. Цифра в 800 погибших, приведенная в одной из чекистских сводок, вероятно, близка к истине, но следует учитывать и прозвучавшую на губсъезде представителей ревкомов и парткомов информацию председателя Кузнецкого ревкома: "было вырезано до 1400 человек, главным образом, буржуазии и служащих". Красноречивый рассказ видного кузнецкого краеведа Д.Т. Ярославцева о роговском погроме опубликовал в 1926 г. писатель М.А. Кравков: "Иду я мимо двора какого-то склада. Ворота настежь, на снегу лужа крови и трупы. И в очереди, в хвост, стоят на дворе семь или восемь человек - все голые и ждут! По одному подходят к трем-четырем роговцам. Подошедшего хватают, порют нагайками, а потом зарубают. И тихо, знаете все это происходило, и человек начинал кричать только тогда, когда его уже били или принимались рубить...". Помимо отрубания голов, роговцы четвертовали, распиливали, сжигали живьем. Сибирский писатель В.Я. Зазубрин в 1925 г. встретился с партизаном Ф.А. Волковым, который согласился передать в новониколаевский музей "на историческую память" ту самую двуручную пилу, которой он вместе с женой казнил приговоренных. Председатель Кузнецкого РИКа Дудин на зазубринской записи рассказа Волкова начертал: "Факт распилки колчаковских милиционеров Миляева и Петрова общеизвестен и в особых подтверждениях не нуждается.

Роговские погромы Кузнецка и Щегловска (Кемерова) выделятся на фоне партизанских бесчинств. Но следует отметить, что, например, о заслугах оперировавшего в Ачинском уезде партизанского вожака М. X. Перевалова бывший председатель Енисейской губчека И. Г. Фридман говорил, что тот способен «не моргнув, вырезать 600, на его взгляд, контрреволюционеров» .

Изощрённые пытки, а также массовые убийства пленников и деревенских «буржуев» практиковались в большом — порядка 300 бойцов — алтайском отряде М.З. Белокобыльского. Как вспоминал один из партизан, «отряд его был чисто грабительский, к нему попали отъявленные воры, уголовные, которые окружили его, но боевые были, положили тысячу голов, если не больше... Белокобыльский грабленое себе не брал, но массу такую удержать один не мог». Партизанский вожак И. Я. Огородников во время поисков штаба Белокобыльского в Старой Тарабе увидел в этом селе «три воза трупов на простых дровнях... человек так до десяти на возу... все были нагие, обезображены... обрезаны носы, уши, выколоты глаза, тела испороты нагайкой». В декабре 1919 г. разъярённые огромными потерями при 18-суточном штурме хорошо укреплённого с.Тогул (там оборонялись до 250 солдат и 500 дружинников) отрядники Белокобыльского и других вожаков зарубили около 350 пленных, после чего штыками загнали в огромный костёр дюжину священнослужителей .

Алтайские партизаны в массовом порядке истребляли лояльных властям зажиточных казаков. 3 сентября 1919 г. партизаны М. Назарова зарубили 116 казаков, взятых в заложники после сдачи центральной на Бийской казачьей линии станицы Чарышской; уничтожению подверглись также маральевские и слюденские казаки-заложники. Из оставшихся 228 пленников, втиснутых в нарочито маленькое помещение, в течение ночи задохнулось 50 чел. Всего партизанами, с исключительной жестокостью было разгромлено 10 из 19 населённых пунктов Бийской линии, что предопределило ответный террор со стороны казаков . Общими для действий партизан были повальное ограбление сельского населения (особенно нерусского), насилия над женщинами, погромы церквей.

В Горном Алтае партизаны, добывая припасы, лошадей и оружие, повсеместно грабили и уничтожали коренное население, вырезая целые деревни, особенно в южных районах, прилегавших к границе с Монголией. Как сообщал в 1925 г. в письме Сталину местный большевик и бывший глава Кош-Агачского аймисполкома Н. М. Адаев, после изгнания Колчака партизаны продолжали терроризировать алтайцев и казахов. В сентябре 1920 г. прибывшие из Монголии 30 жителей с. Черно-Ануй были зарублены местными партизанами, присвоившими затем их земельные наделы. Жители урочища Ши-шихман Онгудайской волости были разогнаны и частью перебиты, а деревню заселили партизаны из Бело-Ануя, грабившие её ещё в 1919 г. Аналогичная участь постигла население д. Аюл Чемальской волости, а д. Керзюн Шебалинского аймака была в 1922 г. «совершенно вырезана». Все эти преступления остались безнаказанными. Насилия над коренным населением Горного Алтая привело к тому, что оно активно поддержало многочисленные мятежи 1920-1922 гг. По сведениям Адаева, туземное население Алтая с 1919 по 1925 г. сократилось из-за террора (преимущественно красного) и вынужденной эмиграции с 90 до 37 тыс. чел.

(Тепляков А.Г. "Непроницаемые недра": ВЧК-ОГПУ в Сибири 1918-1929 гг. М., 2007. ).

потомки вот такого зверья до сей поры правят бал в РФ - неосужденные, даже не критикОванные

пока государство российское не даст четкого осуждения этих событий, будем как слепые котята наступать на это дерьмо раз за разом

Поделиться

5

Re: Гражданская война в России

http://forum.militaryparitet.com/extensions/hcs_image_uploader/uploads/330000/5000/335485/thumb/p1dvk8g2d11ngf1q641ded1f0f1ga81.png

Бессмертный барак
11 ч. ·

Гумилев Николай Степанович (15 апреля 1886 – 26 августа 1921) — поэт Серебряного века, основатель школы акмеизма, прозаик, переводчик и литературный критик. Первый муж Анны Ахматовой, отец Льва Гумилева.

Николай Степанович родился в Кронштадте. Отец — корабельный врач, мать — из старинной дворянской семьи.

Учился в Николаевской Царскосельской гимназии, директором которой был поэт Иннокентий Анненский, прививший Гумилеву любовь к литературе. Первый поэтический сборник “Путь конкистадоров” опубликован в 1905 году. Изучал французскую литературу в Сорбонне (1907-1908). Путешествовал по Африке (1907, 1910, 1913). В 1910 году женился на А. Горенко (Ахматовой), в 1912 родился сын Лев.

Затем начался период интенсивной поэтической работы и путешествий: Европа, Ближний Восток, Северная Африка. Один за другим выходят сборники его стихов: «Романтические цветы» (1908), «Жемчуга» (1910), «Чужое небо» (1912). В том же 1912 году поступает на филологический факультет Петербургского университета. В 1914 году уходит добровольцем на фронт. Кавалер двух Георгиевских крестов. В 1916 году издает сборник стихов «Колчан», а в 1918 году — еще три поэтические книги. Октябрьский переворот застает Гумилева в Париже при комиссаре Временного правительства. Окольными путями он возвращается в Россию. В Петрограде Горький привлек его к работе в редколлегии «Всемирной литературы». Гумилев читает доклады в Пролеткульте, Доме искусств, Институте живого слова.

3 августа 1921 года арестован по делу Таганцева, обвинен в организации контрреволюционного монархического заговора и 24 августа расстрелян в числе 61 участника заговора. Место погребения неизвестно – Николай Гумилев открыл скорбный перечень загубленных Советской властью поэтов, могилы которых затеряны в массе братских захоронений безвинных зеков. Хотя после гибели стихи Гумилева не переиздавались, они постоянно ходили в списках и машинописных копиях, особенно начиная с 50-х годов, момента возникновения самиздата.
Наиболее полным изданием творческого наследия Н. Гумилева является “Собрание сочинений” в четырех томах, под редакцией проф. Г.П. Струве и Б.А. Филиппова.

«Господи, прости мои прегрешения, иду в последний путь.» Надпись, оставленная Н. Гумилевым 24 августа 1921 года на стене камеры № 77 на Шпалерной.

https://bessmertnybarak.ru/article/nikolay_gumilev/
_______________________
Наш проект это попытка назвать всех поимённо, вспомнить о каждом. Сохранить воспоминания и документы, и рассказать об этих страницах истории нашей страны остальным.

#бессмертныйбарак #памятькричи #поэты

Из Парижа к собственной погибели.

к сожалению, таким людям было все равно, какой будет Россия - большевистской, монархистской, фашистской или как лунатик - лишь бы "сохранилась в прежних границах". "Большевики спасли Россию". Их расстреливали. Мерзавцы - дураков.

Поделиться