181

Re: О скрытности советских РПКСН. В чем проблема?

ВМС Норвегии еще в 1995 году  обзавелось разведывательным кораблем Marjata.
Стоит отметить, что ни одни маневры Северного флота ВМФ России не обходятся без присутствия этого разведывательного судна. В первую очередь «Марьята» предназначена для ведения гидроакустического наблюдения, именно с решением этой задачи связана необычная форма корпуса корабля. Норвежские кораблестроители считают, что треугольная форма судна позволяет обеспечить минимально возможную шумность установленных на борту корабля механизмов, не создавая помех установленным гидролокаторам. Другой особенностью проекта выступает избыточная остойчивость корабля, которая по замыслу проектировщиков, положительно влияет на функционирование многочисленных акустических датчиков, размещенных на корпусе судна.
Их было несколько. Первый корабль снят с вооружения(верхнее фото).

Поделиться

182

Re: О скрытности советских РПКСН. В чем проблема?

Nav пишет:

ВМС Норвегии еще в 1995 году  обзавелось разведывательным кораблем Marjata.
Стоит отметить, что ни одни маневры Северного флота ВМФ России не обходятся без присутствия этого разведывательного судна. В первую очередь «Марьята» предназначена для ведения гидроакустического наблюдения, именно с решением этой задачи связана необычная форма корпуса корабля. Норвежские кораблестроители считают, что треугольная форма судна позволяет обеспечить минимально возможную шумность установленных на борту корабля механизмов, не создавая помех установленным гидролокаторам. Другой особенностью проекта выступает избыточная остойчивость корабля, которая по замыслу проектировщиков, положительно влияет на функционирование многочисленных акустических датчиков, размещенных на корпусе судна.
Их было несколько. Первый корабль снят с вооружения(верхнее фото).

Последний выглядит так, будто отрезали корму ab

Поделиться

183

Re: О скрытности советских РПКСН. В чем проблема?

Определив в качестве основной угрозы советские подводные лодки, США инициировали в 1982 году строительство большой серии судов гидроакустической разведки (T-AGOS)7. Они предназначались для океанографических исследований, а также для дальнего гидроакустического обнаружения подводных лодок с помощью буксируемых антенн системы   SURTASS.

Эта система обладает достаточно высокой надежностью и эффективностью и дополняет систему SOSUS. По заявлению американских специалистов, экспериментальные дальности обнаружения ПЛА ВМФ РФ гидроакустическими станциями AN/UQQ-2, установленными на судах гидроакустической разведки, достигают 150 миль (278 км).

В период 1984—1990 гг. были построены 18 таких кораблей типа «Сталворт» (Т-AGOS-1-18) водоизмещением 2285 т, со скоростью хода 11 узлов, дальностью плавания 6400 миль и автономностью 90 суток.
Они укомплектовывались экипажами смешанного состава общей численностью 25 человек (20 гражданских и 5 военных специалистов). Оснащённые мощными гидроакустическими станциями с протяжёнными буксируемыми антенными системами, они существенно дополняли возможности системы гидроакустического наблюдения  "SOSUS".

В период 1991—1993 гг. появились четыре судна океанского наблюдения типа «Викториес» (T-AGOS-19-22) водоизмещением 3400 т, со скоростью хода 16 узлов, экипажем общей численностью 27 человек (22 гражданских специалиста, 5 военных моряков). Они стали первыми военными кораблями, построенными как катамараны, с малой площадью действующей ватерлинии. Данная конструкция наименее подвержена качке при сложных гидрометеоусловиях.
В результате существенно улучшились мореходные качества КГАР. Кроме гидроакустической станции (ГАС) UQQ-2, на судах этого типа появились и опускаемые низкочастотные ГАС типа LFA, работающие в активном режиме11. Их импульсы, отражённые подводными целями, улавливались антеннами UQQ-2.

 


В 2000 году был построен кгар типа «Импекбл» (T-AGOS-23) водоизмещением 5370 т, со скоростью хода 12 узлов, дальностью плавания 3 тыс. миль. В состав экипажа в количестве 44 человек входят 26 гражданских лиц и 18 военных моряков. Основное назначение этого судна состоит в ведении гидроакустической разведки в интересах решения задач противолодочной обороны главнокомандованием Атлантического и Тихоокеанского флотов США.
Судно буксирует активную низкочастотную антенную решётку подводных шумопеленгаторных устройств для сбора первичной акустической информации, осуществляет её первичную обработку и через спутник передаёт полученные данные береговым станциям для дальнейшей обработки и оценки. «Импекбл» имеет такие же обводы корпуса, как у судов типа «Викториес».
Однако ввиду снижения в середине 1990-х годов XX века — начале XXI века активности действий подводных сил ВМФ РФ в Мировом океане необходимость в кораблях типа «Импекбл» отпала. Российские подводные лодки не создавали угрозу США, и американцы строительство кгар этой серии свернули. Строительство второго корабля T-AGOS-24 прервали при 5-процентной готовности. Остальные корабли (их планировалось три — T-AGOS 25/26/27) даже не закладывали. Имевшиеся кгар стали выводиться в резерв, а затем передаваться другим ведомствам для переоборудования и дальнейшего использования.
В составе Командования морских перевозок (КМП) ВМС США остались только три судна типа «Викториес» и одно — «Импекбл». Все они базируются на Тихоокеанском побережье США. Ещё одно судно содержится в резерве ВМС. Другие были переданы иным ведомствам и странам, в том числе Португалии (T-AGOS-5 и -11) и Новой Зеландии (T-AGOS-17). Два кгар типа «Хибики» (AGOS), построенные в 1991—1992 гг. в Японии по типу американского «Викториес» (водоизмещением 2850 т), действуют в интересах японских ВМС. Вместе с тем помимо кгар специальные функции КМП ВМС США, в том числе по ведению морской РЭР, выполняют ещё 18 эксплуатируемых по долгосрочному контракту судов, из них три — командно-измерительного комплекса (кик), семь — океанографических (оис) и другие .
Несмотря на изменения военно-политической обстановки в мире, штатный судовой состав КМП ВМС США поддерживается стабильно.


В настоящее время для решения этих задач в США в рамках реализации программ развития противолодочных сил и средств значительное внимание уделяется формированию интегрированной системы освещения подводной обстановки IUSS (Integrated Undersea Surveillance System), объединяющей стационарные и мобильные комплексы дальнего гидроакустического наблюдения, боевого управления и связи в зонах действий передовых группировок ВМС.
Система IUSS предполагает совместное использование обобщенной информации о подводной обстановке различными, в том числе удаленными или находящимися в подводном положении, абонентами, входящими в состав единой сети обмена данными.
Вследствие сетевого объединения дискретных элементов систем дальнего гидроакустического наблюдения SOSUS (SOund Surveillance System), FDS (Fixed Distribution System), ADS (Advanced Deployable System) и буксируемых- корабельных SURTASS (SURveillance Towed Array Sonar System) система IUSS способна обеспечить не только первичное обнаружение целей, но также обработку и передачу данных с их параметрами для последующего наведения самолетов базовой патрульной авиации (БПА), подводных лодок, противолодочных кораблей или вертолетов.

Отредактировано Nav (01.07.2020 07:45:04)

Поделиться

184

Re: О скрытности советских РПКСН. В чем проблема?

netmag пишет:


Последний выглядит так, будто отрезали корму ab


Специфика. Один корабль из серии "призвали" выполнять военные задачи.
А основное предназнвчение разведка недр.
Датчиики и чешет что где лежит-нефть,руда и прочее.

Отредактировано Nav (30.06.2020 15:05:30)

Поделиться

185

Re: О скрытности советских РПКСН. В чем проблема?

Отдельная тема японские корабли гидроакустической разведки.
Они создадут много проблем в обеспечении скрытности лодок Китая и России и в Японском море и далее.
15 января 2020 года на японской судоверфи Mitsui Engineering & Shipbuilding прошла церемония спуска на воду третьего корабля гидроакустической разведки типа Хибики, строящегося для нужд Морских сил самообороны Японии. Корабль получил название Аки и бортовой номер 5203.В отличие от однотипных кораблей, построенных в 1990-х годах,  Аки  оснащен более продвинутой гибкой протяженной буксируемой антенной типа SURTASS и активным низкочастотным гидролокатором для обнаружения и отслеживания подводных лодок вероятного противника.

Отредактировано Nav (30.06.2020 15:32:53)

Поделиться

186

Re: О скрытности советских РПКСН. В чем проблема?

Nav пишет:

Отдельная тема японские корабли гидроакустической разведки.
Они создадут много проблем в обеспечении скрытности лодок Китая и России и в Японском море и далее.
15 января 2020 года на японской судоверфи Mitsui Engineering & Shipbuilding прошла церемония спуска на воду третьего корабля гидроакустической разведки типа Хибики, строящегося для нужд Морских сил самообороны Японии. Корабль получил название Аки и бортовой номер 5203.В отличие от однотипных кораблей, построенных в 1990-х годах,  Аки  оснащен более продвинутой гибкой протяженной буксируемой антенной типа SURTASS и активным низкочастотным гидролокатором для обнаружения и отслеживания подводных лодок вероятного противника.

катамаран

они менее "самошумные"

Поделиться

187

Re: О скрытности советских РПКСН. В чем проблема?

Да.для ГПБА самое то.
И устойчивее.
Основная помеха акустикам именно от "ерзания" корпуса судна.
Или уменьшают чуствительность или сектор. И то и другое "не есть гуд".

Поделиться

188

Re: О скрытности советских РПКСН. В чем проблема?

Вспомнил про КИК (ПКИЗ) наш "родной" Обзервейшн Айленд.
Уже списан,практически его последний выход  к площадке Кура.
8 марта дернули,прямо из-за стола.

Здесь еще немного про него

http://samlib.ru/s/semenow_aleksandr_se … edka.shtml


Появлялся ПКИЗ согласно договора о испытаниях.


Стреляли по полю Чижи и Кура.

Отредактировано Nav (05.07.2020 18:51:13)

Поделиться

189

Re: О скрытности советских РПКСН. В чем проблема?

Статья о "квакерах".

Военные моряки прозвали источники непонятных звуков "квакерами", а затем этот термин стал применяться в официальных документах вместо аббревиатуры "НЗО" (неопознанные звуковые объекты). "Квакеры" не раз заставляли нервничать моряков Северного флота, пытавшихся скрытно миновать американские противолодочные рубежи в Атлантическом океане. Появление атомных подводных лодок, способных месяцами находиться в океане без поддержки с берега, сопровождалось интересным открытием.
В некоторых частях Мирового океана советские подводники стали все чаще и чаще слышать в наушниках гидрофонов непонятные звуки, напоминающие кваканье лягушки. В режиме пеленгации шумов комплекса "Рубин" (МГК-300) они лучше всего принимались в высокочастотном диапазоне. Длительность звука составляла 0,1-0,05 с, причем каждый звук состоял из одного импульса. Сначала звуки следовали с интервалами 0,5-1 с, потом разрыв между звуковыми импульсами равномерно увеличивался до 5-7 секунд."Представьте состояние командиров, когда уже на подступах к системе СОСУС тебя встречает "кваканье" как признак возможного обнаружения! - поведал капитан 1 ранга Е. П. Литвинов. - Ты отворачиваешь от него, а пеленг на него через секунды прежний!Маневрирование подводной лодки, попытки "засвечивания" цели в активном режиме, установление звукоподводной связи воспринимались, по-видимому, другой стороной, как игра. Но только подводники знают, насколько опасна подобная игра, когда ты не можешь расшифровать ответные меняющиеся по частоте сигналы, когда источник НЗО все время стремится быть на носовых углах обзора и при этом идет стремительно на пересечение курса...
Мне о "квакерах" довелось узнать с 1970 года во время службы флагманским минером на дивизии атомных подводных лодок. Коллега по штабу флагманский специалист РТС капитан второго ранга Е. Ибрагимов рассказал, что "квакеры" удивительно маневренны. Расчеты показывали, что они бесшумно перемещаются на скоростях до 150-200 узлов (до 370 км/час)... Так или иначе, но это создавало обстановку нервозности на командном пункте подводных лодок, скрытно следующих на боевую службу".
"Квакеры" не могли быть морскими животными - рыба-парусник, самый быстрый обитатель океана, развивает скорость всего 110 км/час. Военная техника ни в 60-е годы, ни в наши дни не способна развивать такую скорость под водой, тем более не выдавая себя другими звуками (работающих двигателей, кавитации, шума от винтов и т. п.).
Вскоре их начали слышать и экипажи дизельных подводных лодок Северного флота. Зона действия "квакеров" расширялась: в 1970-е годы их можно было застать не только в океанах, но и в мелководных морях, включая территориальные воды СССР вблизи от мест базирования флота."Выходим в Норвежское море, и вдруг акустик слышит, что нас под водой окружают некие враги, - рассказал бывший командир подлодки, пожелавший остаться анонимным. - Причем действуют эти враги весьма энергично: активно маневрируют вокруг по вертикали и горизонтали, звуки их нам неизвестны, и мы не можем их классифицировать. Порой кажется, что неизвестный враг выходит в атаку, потом звуки распадаются. Все в шоке. По возвращении в базу мы, командиры, докладываем о случившемся.
Теперь в шоке командование..."По словам контр-адмирала В. М. Монастыршина, "практически каждые сутки мы обнаруживали по несколько квакеров. Наносили на карты, анализировали по частоте, по месту проявления. За нашу службу квакеров было обнаружено столько, что можно подумать, что весь мир занимался только тем, чтобы их изготавливать и расставлять по Мировому океану".
Когда количество сообщений о "квакерах" переполнили чашу терпения флотских офицеров, командующий Северным флотом адмирал Г. М. Егоров распорядился создать спецгруппу под руководством начальника штаба флота. В ее работе принимал участие начальник аналитического отдела разведки флота А. Г. Смоловский."Секретность была страшная, и даже нас, членов группы, старались всеми правдами и неправдами не допускать к вахтенным журналам, - вспоминал он. - Почти сразу мы узнали, что этими же проблемами занимаются и американцы...Когда началась вакханалия с "квакерами", адмирал Г. М. Егоров пригласил на Северный флот и знаменитого академика Л. М. Бреховских. "Мы ничего от вас не будем скрывать, но дайте объяснение происходящему", - попросил академика Егоров.
Командующий флотом был человеком весьма влиятельным, так как являлся к тому же членом ЦК КПСС. Поэтому Институт гидроакустики тут же включился в работу и очень нам помог. Работа была, честно говоря, непростая, часто возникали конфликты. Было непонимание из-за запредельной секретности изучаемого вопроса, что очень мешало делу. Так уж получилось, что я продолжал работать над темой "квакеров" еще долгие годы до своего выхода на пенсию. О главных выводах нашей многолетней работы говорить пока еще рано, так как это область государственных и военных секретов. Однако могу сказать, что "квакеры" - это весьма непростое явление, за которым кроются, возможно, самые сокровенные тайны океана".
Бывший старший офицер Главного штаба ВМФ России, капитан 1 ранга Вадим Кулинченко рассказал, что источник звука "квакеров" было невозможно определить: он идет с разных сторон, меняя тональность. У подводников создавалось ощущение, словно "нечто" хочет вызвать подлодку на разговор. Обнаружить это "нечто" им не удавалось - активное сканирование окружающей толщи воды не выявляло ничего, что могло бы издавать звуки. Иногда "квакеры", наоборот, как бы бежали от подлодки - издав серию сигналов, источник звука начинал удаляться с огромной скоростью. На попытки подать ответные сигналы "квакеры" реагировали, меняя тональность звуков, но разобраться, была ли реакция осмысленной, никому не удалось.
"Квакеры" я слышал в 1979 году, когда мы шли на К-455 (пр. 667БДР) южным путем из Гаджиево, - поведал еще один анонимный подводник. - Щелчки слышали в районе Фареро-Исландского рубежа. Щелчки были слышны невооруженным ухом во 2-м отсеке (он самый тихий). Специально ходили слушать. Были уверены, что это работает НАТОвская стационарная система в активном режиме. Это потом я понял, что техники, которая может давать такие мощные импульсы, ни у нас, ни у них не существует.Как мне рассказывал Олег Иванович Васюта, командир пр. 1851, он пытался "поймать" источник, не по приказу, а по собственной инициативе. Акустикой точно определялись координаты источника щелчков. Поворачивали туда, а когда приходили в точку, источник скачком перемещался в другое место. После нескольких попыток, это занятие бросили... Акустика не давала отметки ни от одного предмета. Только звук".Другие попытки запеленговать "квакер" давали странные результаты. Одна из подлодок, следовавшая у Беринговых островов, долго пеленговала источник звуков. Гидроакустики пришли к выводу, что он расположен недалеко от Гавайских островов, на глубине около 5000 метров. Если верить их данным, импульсы дошли через тысячи километров водных просторов с глубин, доступных только для батискафов!
В начале 1980-х годов программа изучения "квакеров" была внезапно закрыта, работавшую над ней группу расформировали. Собранные материалы, содержащие около 15000 сообщений о звуках неизвестной природы, зарегистрированных моряками, были засекречены.
Одну из причин секретности объяснил А. Г. Смоловский: "Информация касается маршрутов следования наших атомных подводных крейсеров, а значит, имеет прямое отношение к безопасности нашей страны. Поэтому в ближайшее время данные сведения будут оставаться секретными". К этому можно добавить, что в материалах проекта есть сведения о работе гидроакустической аппаратуры АПЛ, о маневренности подлодок и прочие данные, выдавать которые нежелательно и в наши дни.
Чем же могли быть "квакеры"?
Версия о том, что это - новейшие американские РГАБ (противолодочные радиогидроакустические буи), была почти сразу отвергнута. Такой буй, даже имей он автономный двигатель для маневрирования, не мог избежать  обнаружения: он выдает себя магнитным полем, содержанием металла, поверхностью с площадью, достаточной для образования четкого эхо. Советские моряки неоднократно вылавливали американские буи и в конце концов убедились, что их сигналы не имеют ничего общего со звуками "квакеров". Даже в 2005 году идея про дополнение сетей прослушивания океана автономными подводными устройствами еще не вышла за пределы единичных дорогих экспериментов.
Возможно, ничего не обнаружили потому, что обнаруживать нечего: это звучит сама вода, подвергнутая некоему воздействию извне. Энергия к определенному месту может быть подана, например, при помощи двух перекрещивающихся пучков излучения (подобные опыты проводились в воздушной среде). Сложности здесь огромные: нужно обнаружить АПЛ в океане и передавать энергию, сообразуясь с ее маневрами, причем сквозь нестабильную воду с различной плотностью, слоями и течениями. Для земной техники задача непосильная, поэтому недаром "квакеры" изучались в одной "связке" с подводными НЛО.Не могут это быть и неведомые науке животные, по крайней мере, в привычном нам понимании. Невероятная маневренность говорит скорее о том, что речь идет не о перемещении источника звука, а о перемещениях самого звука. Ближайшая аналогия - маневры косяка рыб, совершающих маневры все разом со скоростью большей, нежели распространение любых сигналов в воде.
Возможно, какие-то животные, собираясь в единое облако, образуют единую "нейросеть" с гораздо большими возможностями, чем каждое животное в отдельности. Звук может издаваться временным сгущением облака, рассеивающимся при малейшей опасности, потом образуется второе сгущение поодаль, третье и т. д. Этот процесс для акустика будет казаться перемещением одного тела из первой точки во вторую и третью. Нечто подобное было описано в фантастическом романе Франка Шетцинга "Стая".Рассказы некоторых подводников говорят в пользу последнего предположения.
Начальник Главного управления МО РФ по навигации и океанографии, адмирал А. А. Комарицын вспоминал: "Иногда, проходя через зону действия квакера, мы приходили с каким-то серым биологическим веществом на резиновом покрытии подводной лодки. Довольно долгое время оно еще светилось, как светлячок. Но через некоторое время под действием солнечных лучей свечение угасало".
Старший лейтенант Петр Стрельцов рассказал, что в 1985 году, когда АПЛ "К-433" находилась в северной части Тихого океана, "квакеры" звучали целый час. И вдруг на глубине ста метров они столкнулись "с чем то мягким и вязким, звук был похожим на шлепок сырого мяса о разделочную доску". Препятствие было таким, что подводный крейсер "К-433" водоизмещением больше 13000 тонн в подводном положении содрогнулся и затрясся. Тем не менее подлодка не получила никаких повреждений, и "преграда", скорее всего, тоже. Если это было огромное облако небольших существ, подобный исход столкновения не кажется удивительным.
Внезапное прекращение исследований означает, что ответ был найден, причем обнаруженное явление не представляло угрозы (иначе были бы выработаны инструкции по действиям в зоне действия "квакеров"). Но с другой стороны, это явление имело потенциальное научное или военное значение - иначе выводы не были бы засекречены вместе с наблюдательным материалом. Версия о природной "нейросети" вписывается в эти рамки. Военные могли начать думать о том, как ей управлять, можно ли сделать так, чтобы входящие в нее организмы отвлекали вражеские подлодки, глушили сонары и т. п. Были же, в конце концов, на вооружении советского флота выдрессированные дельфины?Правду мы узнаем лишь после того, как истечет срок секретности и заговорят флотские специалисты наших дней, а не плававшие при советской власти. Возможно, она окажется более шокирующей, чем мы могли себе предположить.

Отредактировано Nav (01.07.2020 11:53:43)

Поделиться

190

Re: О скрытности советских РПКСН. В чем проблема?

Теория

. 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОЦЕНКИ ЭФФЕКТИВНОСТИ ДЕЙСТВИЙ ПРОТИВОЛОДОЧНЫХ СИЛ
1.1. ПОКАЗАТЕЛИ ЭФФЕКТИВНОСТИ ДЕЙСТВИЙ ПРОТИВОЛОДОЧНЫХ СИЛ.

В современных условиях планирование и организация боевых действий противолодочных сил, как и любых других сил флота, немыслимы без количественной оценки ожидаемых результатов действий сил, объективно учитывающей состав, боевые возможности и способы действий своих сил и сил противника, а также географические, гидрологические и метеорологические условия в районах боевых действий.
На основе количественной оценки эффективности действий разрабатываются и обосновываются предложения по использованию сил, по распределению их 'по задачам и районам действий, определяются рекомендации по выбору способов действий. Использование количественных методов существенно повышает качество принимаемых решений на использование сил, обеспечивая их оптимальность в конкретных условиях обстановки.
Противолодочные силы флота решают следующие боевые задачи:
поиск и уничтожение подводных лодок, противолодочное охранение конвоев, противолодочное обеспечение развертывания из баз и возвращения в базы подводных лодок.
Эффективность решения каждой боевой задачи зависит от множества различных факторов и характеризуется рядом показателей: временем решения задачи, величиной предотвращенного или нанесенного ущерба, расходом средств и оружия, потерями сил и т. д.
Эти показатели по-разному характеризуют результаты действий сил: одни показатели оценивают действия в целом, другие оценивают отдельные стороны действий или степень решения частных задач.В процессе принятия решений эти показатели еще неизвестны, и их приходится определять как ожидаемые, рассчитывая ожидаемую эффективность предстоящих действий.
Под эффективностью действий противолодочных сил понимается степень достижения ими конечной цели действий.
Чтобы судить об эффективности действий и сравнивать различные действия между собой, необходимо иметь численный критерий оценки или показатель эффективности.
Основным принципом выбора показателя эффективности является принцип, установленный А. Н. Колмогоровым и состоящий в том, что избираемый показатель эффективности должен строго соответствовать той цели, которая должна 'быть достигнута в результате боевых действий.
В соответствии с этим, показатель (критерий оценки) эффективности действий противолодочных сил есть число, которое характеризует степень достижения цели действий, объективно учитывает факторы, существенно влияющие на результат действий, и может быть использовано для принятия практических решений.
Показатель эффективности должен отвечать следующим основным требованиям:- характеризовать степень достижения цели действий.
Выполнение этого требования обеспечивает выбор показателя, который оценивает главное содержание действий и наглядно показывает степень решения силами поставленной задачи;
- объективно учитывать главные факторы, существенно влияющие на результат действий. К таким факторам, в первую очередьотносятся боевые возможности ,и тактика действий противника, его противодействие нашим силам, боевые возможности и способы действий своих сил, условия и особенности района боевых действий;
- быть вычислимым и по возможности иметь достаточно ясный физический смысл.Отвечающий этим требованиям показатель принимается в качестве основного показателя эффективности и, как правило, именуется главным критерием.
В качестве главного критерия в тактике противолодочных сил используются вероятность выполнения поставленной задачи или математическое ожидание предотвращенного ущерба иди же ущерба, нанесенного противнику.
В соответствии с этим для основных задач, решаемых противолодочными силами в действиях против подводных лодок, в качестве главного показателя эффективности принимается:
- математическое ожидание числа уничтоженных подводных лодок противника при решении задач поиска и уничтожения подводных лодок в районах их боевой деятельности и при организации противолодочной обороны в зонах военно-морских баз;
- математическое ожидание числа охраняемых кораблей (транспортов), не уничтоженных подводными лодками противника, при решении задачи противолодочной обороны корабельных соединений, конвоев и десантных отрядов на переходе морем;
- математическое ожидание числа своих подводных лодок, не уничтоженных подводными лодками противника при действиях по противолодочному обеспечению развертывания своих подводных лодок.

Эти критерии наиболее полно оценивают степень достижения цели действий, и выбор их в качестве главных вполне обоснован.В ряде случаев целесообразно в качестве главного критерия использовать долю математического ожидания нанесенного или предотвращенного ущерба.
На практике нередко в качестве главного критерия принимается вероятность уничтожения подводной лодки противника, вычисление которой значительно легче, чем вычисление других критериев. При этом предполагается, что с такой вероятностью будет уничтожена каждая подводная лодка противника.
На этой основе вероятность уничтожения подводной лодки принимается за вероятность решения поставленной задачи.
Главным критерием эффективности действий противолодочных сил при решении задач поиска является вероятность обнаружения подводной лодки или математическое ожидание числа обнаруженных лодок, а при решении задач слежения - вероятность слежения за подводной лодкой или математическое ожидание числа подводных лодок, за которыми ведется слежение.
Однако, эффективность больших и сложных действий не всегда может быть исчерпывающе охарактеризована одним показателем. На помощь ему приходится привлекать и другие показатели, называющиеся дополнительными или частными.
К их числу относятся такие показатели, как время решения задачи, потери своих сил, расход боезапаса и т. д. К дополнительным критериям относятся также критерии, оценивающие степень решения частных задач или эффективность отдельных действий. Так, дополнительными показателями эффективности поиска являются интенсивность обнаружений, среднее время обнаружения и поисковая производительность. Дополнительными показателями эффективности слежения являются интенсивность отрывов от слежения, среднее время поддержания контакта, вероятность восстановления контакта я другие.В качестве дополнительных показателей эффективности уничтожения подводной лодки употреблять вероятность поражения подводной лодки в результате боевого столкновения, время поражения и вероятность поражения подводной лодки одним залпом.Рассмотренная система критериев эффективности является наиболее часто применяемой на практике в современных условиях. Однако она может изменяться в соответствии со структурой решаемых задач и применяемыми для их оценки математическими методами.

И практика...

Краткий вывод из вышеперечисленного я изложил в рассказе "Мутабор".

http://samlib.ru/s/semenow_aleksandr_se … abor.shtml 

     "Поиск или уничтожение объекта должен быть выполнен за определенное время и до достижения заданной вероятности обнаружения (уничтожения) .
Исходя из этих условий, определяется наряд сил и средств, необходимый для выполнения поставленной задачи, или время на поиск объекта.     Мы рассчитывали вероятность обнаружения подводных лодок противника до 0,8. А больше просто не натянуть математически.     
Уничтожения от 0,6 до 0,7..ОБЫЧНЫМ оружием.......
     ....    И вывод в итоге должен быть, что мы решаем задачу по обеспечению боевой устойчивости РПКСН при выходе из базы и в районах ЗРБД с вероятностью 0,8. При этом теряем из восьми лодок, две. Это в варианте, что уже воюем ОБЫЧНЫМ оружием,но пока не стреляем МБР с СБЧ.
Тоже, такой вот "скользкий" вариант. Кто первым начнет применять ядерное оружие?     
Реально теряем 7 РПКСН..Восьмая лодка выползает с вероятностью 0,92...То есть, без плавника, или хвоста.Это я еще не беру вывод 10-й ПАДовской(противоавианосной) дивизии.
Из лодок пр.670(6 ед ) и пр.671 РТМ (3 ед.)Их тоже нужно обеспечивать.Это так по документам, на самом деле 5 ед.670 и 1 ед 671РТМ. (Усушка, утруска). )))     
Предлагаю, давай пять минут позора...Лучше ужасный конец, чем ужас без конца...."

Отредактировано Nav (02.07.2020 20:24:25)

Поделиться

191

Re: О скрытности советских РПКСН. В чем проблема?

Начало использования ГПБА.

Инфразвуковые колебания имеют большую длину волны (десятки метров), в связи с чем для качественного их приема антенна должна иметь большую апертуру (размеры),
С учетом этого и были созданы ГАС с ПБА. Такие антенны протяженностью в сотни метров (например, антенна станции AN/SQR-18 имеет длину 250 м) буксируются кораблем с помощью бронированного кабель-троса, соединяющего антенну t бортовой аппаратурой приема, обработки, анализа и отображения акустических сигналов Система AN/SQR-19, в частности, имеет кабель-трос длиной 1800 м и весом около 4,5 т. Посредством бортовой приемной аппаратуры и ЭВМ шумоизлучения, принятые антенной, анализируются с целью выделения шумов подводной лодки.В 1975 году в ВМС США начались разработки гидроакустических систем с протяженными буксируемыми антеннами по программе ТАКТАС (TACTAS - Tactical Towed Array Sonar).
В настоящее время используются на кораблях следующие системы с ПБА: AN/SQR-18, -18А и -19. Наиболее совершенная — AN/SQR-19 - устанавливается на крейсерах УРО типа «Тикондерога», эскадренных миноносцах УРО— «Кидд», эсминцах — «Спрюенс» и фрегатах УРО - «Оливер X. Перри» (в последующем предполагается вооружить ею эсминцы УРО типа «Орли Бёрк»), а станция AN/SQR-18 установлена на фрегатах типа «Нокс».Возможности ГАС с протяженными буксируемыми антеннами по обнаружению подводных лодок й слежению за ними показаны на рис. 1.

На схеме видно, что между дальними зонами акустической освещенности существуют зоны «Тени» (не обнаружения), которые могут быть уменьшены только путем ведения совместного поиска несколькими кораблями с системами ТАКТАС. Кроме того, системы с протяженными буксируемыми антеннами имеют низкую точность пеленгования (2 - 5°). Это означает, что размеры района, в котором может находиться подводная лодка, в первой зоне освещенности Составляют примерно 10 X 5 км, Во второй -— 20 X 10 км и в третьей — 40 X 20 км.
С учетом больших площадей этих районов любые действия, связанные со слежением или атакой ПЛ противника, требуют дальнейшего уточнения ее местонахождения.Принимая во внимание указанные недостатки, а также отсутствие возможности определить дальность до подводной лодки, обнаруженной системой ТАКТАС, признано необходимым для уточнения ее местонахождения использовать вертолеты.
В этих целях в ВМС США могут применяться вертолеты типов SH-2F «Си Спрайт» (система ЛЭМПС Мк1) и SH-60B «Си Хок» (ЛЭМПС МкЗ), имеющие на вооружении радиогидроакустические буи и магнитные обнаружители, Как подчеркивают иностранные специалисты корабли, оснащенные системами с протяженными буксируемыми антеннами должны иметь на борту два вертолета как для ликвидации неоднозначности пеленгования, так и для обследования нескольких контактов с подводными целями на больших дальностях.

Появление на вооружении ГАС с ПБА типа ТАКТАС кардинально изменило тактику действий противолодочных кораблей. Во-первых, резко возросли возможности кораблей охранения по обнаружению подводного противника. Это вызвало необходимость принятия новых решений по организаций сбора разведывательных данных и управлению силами. Кроме того, перед командиром такой оперативной группы  стоит задача размещения кораблей с ТАКТАС таким образом, чтобы исключит или по крайней мере свести к минимуму помехи, вызванные шумами соседних кораблей или работой их активных гидролокаторов.Во-вторых, назначение кораблям, вооруженным системами ТАКТАС, позиций, находящихся на значительном удалении от основных охраняемых сил (авианосной группы или конвоя), делает их весьма уязвимыми при атаках противника, особенно с воздуха.
Опыт боевых действий в районе Фолклендских (Мальвинских) островов показал, какая судьба может ожидать корабли которые решают боевые задачи на большом удалении от основных сил. Противолодочные корабли с ТАКТАС находятся в таком же положении.
Тем не менее иностранные военные специалисты считают, что, если угроза атаки с воздуха невелика, такое расположение кораблей - носителей Г АС с ПБА дает большие преимущества - повышается возможность обнаружения подводных лодок и за горизонтного целеуказания в борьбе с надводными кораблями. 
На рис. 2 и 3 показаны варианты противолодочной обороны авианосной группы и конвоя с использованием в зоне дальнего противолодочного охранения кораблей с системами ТАКТАС.

Каждый авианосец или конвой прикрывается разнородным противолодочным охранением, включающим: корабли, вооруженные ГАС с ПБА, ведущие дальний поиск ПЛ; эскортные корабли и вертолеты, действующие в составе сил ближнего охранения, а также самолеты базовой патрульной авиации (в зоне дальнего противолодочного охранения, впереди кораблей с ТАКТАС).
Противолодочные корабли с гидроакустическими системами ТАКТАС ведут поиск подводных лодок впереди по курсу авианосной группы на оптимальной скорости, при которой достигается наибольшая производительность обследования района.
Глубина буксировки антенны выбирается с учетом конкретных гидроакустических условий в районе поиска. В случае наличия слоя скачка скорости звука или подводного звукового канала антенна должна находиться под этим слоем и на оси канала, что позволяет получить большие дальности обнаружения подводных лодок. 
Несмотря на то что ГАС с ПБА работает только в пассивном режиме, дистанция до подводной лодки очень приближенно может быть определена методом триангуляции (ПЛ пеленгуется несколькими кораблями) или путем изменения курса корабля для получения второго отсчета пеленга. Поскольку это связано со значительными трудностями в тактике кораблей с ТАКТАС для уточнения местонахождения обнаруженной ими подводной лодки в район контакта с ней высылаются вертолеты.
После обнаружения подводной лодки ее координаты передаются на корабль с ТАКТАС, а вертолет осуществляет слежение за ней с помощью ГАС или радиогидроакустических буев в готовности к атаке, При этом поддержку может оказать и второй вертолет, вооруженный аналогичными гидроакустическими системами.


Дополнение 1.

Главная идея с переходом АМГ на 30 узловый ход в том что противодействующие такой АМГ АПЛ противника вынуждены так же держать 30 и более узловый ход, а малошумных 30 узловых АПЛ не бывает, и не предвидится. 30 узловые АПЛ можно буксируемой малой скоростью пассивной ГАС с ГПБА по их шумам во второй и третьей зонах акустической освещенности "ловить".
Впрочем на переходе в район боевого предназначения главным самым массовым средством обнаружения ПЛ должна выступить противолодочная авиация, как базовая, так и палубная. Активные ГАС кораблей охранения, в том числе с антеннами переменной глубины погружения, тоже не стоит отменять.
У той же CAPTAS-4 к примеру максимальная скорость буксировки 30 узлов. Но тут конечно не далее ближней зоны, т.е. авиационные средства обнаружения эффективнее.
Поисковая скорость устаревшего Ка-27ПЛ достигает 70-80 км/ч так что даже эти вертолёты вполне годятся для того чтобы согласно рис.2 успешно прослушивать полосу перед 30 узловой АМГ.

Отредактировано Nav (02.07.2020 22:21:55)

Поделиться

192

Re: О скрытности советских РПКСН. В чем проблема?

Из статьи.«Звонок по гидрофону».
"....Но оглохла не только система обнаружения – то же произошло и с лодками, ведь ГАС создавались по тем же принципам.
Наилучшей иллюстрацией стало ЧП в ночь с 3 на 4 февраля 2009 года. На большой глубине в спокойной обстановке в центральной части Атлантического океана во время боевого дежурства столкнулись две самые современные ракетные атомные подводные лодки ВМС Великобритании и Франции – «Вэнгард» и «Триумфатор». Две новейшие АПЛ ведущих стран НАТО, несмотря на современное гидроакустическое оборудование, не увидели друг друга даже на близком расстоянии из-за низкого уровня шумового излучения.
У нас ситуация оказалась еще хуже.
В открытом доступе есть информация о столкновении в 1992 году американской субмарины «Батон Руж» с российской «Костромой» в Баренцевом море. Наша подлодка находилась на полигоне боевой подготовки вблизи полуострова Рыбачий. При очередном всплытии на перископную глубину раздался удар – рубка «Костромы» врезалась в корпус американского атомохода, присутствие которого вблизи российской территории оставалось незамеченным. Притом что именно в этом районе находилась станция гидроакустической разведки. На шельфе располагались гидроакустические антенны длиной около ста метров, установленные вдоль свала глубин. Чтобы представить себе размеры этих конструкций, достаточно сказать, что каждую из них удерживали на дне два якоря весом по 60 тонн каждый. Гидроакустическая информация передавалась по кабелю на береговую станцию наблюдения. Нам известно о существовании целого ряда стационарных систем наблюдения за гидроакустической обстановкой – «Днестр», «Волхов», «Амур», «Лиман», «Север». К Северному флоту относился пост связи на острове Новая земля, завязанный на стационарный ГАК «Север». Но, как считает контр-адмирал Сергей Жандаров, «сегодня этот комплекс устарел. На его базе была разработана еще одна серийная система с современными элементами связи»....

"... Каким образом снижали шумность подводных лодок? Стоит отметить переход американских АПЛ на одновальную движительную установку, увеличение диаметра гребного винта до восьми метров при понижении числа его оборотов до 100 в минуту, доведение числа лопастей до семи и придание им специальной саблевидной формы.
Эти меры привели к значительному снижению шумового излучения.Заметим, что 100 оборотов в минуту гребного вала соответствует излучаемой частоте порядка двух герц. Соответственно море более чем на 60 децибел «громче» подводной лодки.Есть примеры успешного снижения шумности и отечественными кораблестроителями. «Варшавянка» оказалась самой современной и малошумной ДЭПЛ отечественного флота. В ее силовую установку входят два дизель-генератора. Если лодки старых типов на поверхности ходили под дизелями, экономя электроэнергию, то «Варшавянки» и в надводном, и в подводном положении передвигаются только под электромоторами. Их несколько: главный, мощностью 5500 лошадиных сил, экономического хода –130 лошадиных сил и пара 102-сильных резервных. Все они работают на один гребной винт – шестилопастный, с оборотами до 250 в минуту. Маломагнитная сталь, убирающиеся рули, амортизирующие платформы для двигателей, специальные внешние гидроакустические покрытия – все это обеспечивает лодке максимальную звукоизоляцию, незаметность и в целом значительно затрудняет обнаружение противником. А в режиме движения на электромоторах «Варшавянка» становится вовсе неслышимой и способна подкрасться к нужной цели почти вплотную.
Современные АПЛ ВМС США при движении в подводном положении на скорости около восьми узлов имеют уровень шума 120–130 децибел, тогда как первые серийные АПЛ – 160–170 децибел и более. Видно, что принятые меры привели к снижению показателя примерно на 40 децибел. Шум же новейших американских ПЛ с водометным движителем классов «Си-Вулф» и «Вирджиния» операторами вообще не различим...."

"... Традиционные отечественные ГАС обеспечивают преобразование сигналов в области средних звуковых частот. Потому и обнаружить подводную лодку, используя существующую технику приема, по шумам на частоте два герца – а это инфразвук – невозможно. Из чего следует вывод о необходимости повышения эффективности преобразования сигналов в этой части диапазона. Такую возможность предоставляет оптический разностный способ преобразования.
На АПЛ «Вирджиния» устанавливаются волоконно-оптические гидрофоны лазерного возбуждения, работающие в диапазоне 10–480 герц. Основу гидрофона составляет лазер с длиной волны порядка 6328 ангстрем, который запитывает две катушки кварцевого оптического волокна длиной до 40 метров. Воздействие акустического сигнала приводит к относительной деформации катушек, к модуляции света на выходе схемы и к выделению разностного сигнала. Эффективность преобразования на 40 децибел выше по сравнению с пьезокерамическими гидрофонами и не уменьшается со снижением частоты. Основные затруднения при создании подобной системы, очевидно, были в исключении источников собственных нестабильностей, находящихся за пределами принятого для рассмотрения диапазона.
Насколько трудоемок этот процесс, можно понять из того, что разработки были начаты организацией NRL ВМС США в 1979-м и только к 2014 году, через 35 лет, стали появляться весьма скупые сведения о применении подобных гидрофонов.Для обеспечения приема в низкочастотной области спектра нам также необходим пересмотр существующих базовых положений преобразования сигналов. Полагаться на то, что техническое решение этого вопроса мы можем получить на Западе, не приходится.
Особо следует отметить, как вероятный противник обстоятельно завоевывает господство в океане, проведя кампанию по снижению шумов подводных лодок и разработке средств приема сигналов в инфразвуковом диапазоне.
В такой ситуации один из самых пессимистичных прогнозов дает контр-адмирал Сергей Жандаров: «В 90-е годы с ВМФ была снята задача борьбы с иностранными подводными ракетоносцами в дальней морской зоне. Сейчас, видимо, придется снимать аналогичную задачу в своих водах по многоцелевым атомным субмаринам. Но тогда кораблям и подводным лодкам придется запретить выход в море, без знаний о подводной обстановке делать там нечего».Сказать, что ничего не делается, нельзя.

Заговорили о развертывании новейшей сети, именуемой «Гармония». Это роботизированные автономные донные станции (АДС), скрытно устанавливаемые специальными подводными лодками. На глубине АДС разворачивают неподвижные многоэлементные, а также многометровые донные шланговые гидроакустические антенны. Станции могут вести пассивную разведку, просто прослушивая, что происходит вокруг, пытаясь обнаружить характерные шумы узлов и механизмов кораблей и самолетов. По замыслу несколько АДС объединяются в сеть, способную вскрыть подводную и надводную обстановку на площади в сотни километров. Но на деле основными датчиками «Гармонии» остаются все те же пьезокерамические гидрофоны, которые для приема сигналов в инфразвуковой области воздействий малопригодны. Так что желанное «вскрытие подводной обстановки на площади в сотни километров» пока ничем не обосновано.Отечественные ученые занимаются датчиками на основе оптического разностного преобразования для стационарных ГАС, но разработки столь трудоемкие, что надеяться на скорое техническое решение вопроса не приходится...."



По данным от Ю. Белецкого за 2014г. 
« 1.В настоящее время из 28 БГАС системы SOSUS 24 законсервированы, а оставшиеся четыре используются за счет гражданского финансирования». Очевидно, при нынешнем состоянии приема гидроакустических сигналов такую участь ждет «Гармонию».
2. Авария американской субмарины "Батон Руж" с российской "Костромой". произошла на полигоне боевой подготовки вблизи полуострова Рыбачий (Северный флот ). И это в районе, где находится станция гидроакустической разведки! Демонтированное состояние этой станции отражено на фотографиях в Интернете от 21.06.2010 г.
3. «Современные АПЛ ВМС США при движении в подводном положении на скорости около 8 узлов имеют уровень шума 120—130 дБ при Pо = 1мкПа, на расстоянии 1 м, в полосе частот 10-10 000 Гц. Это данные от специалистов ЦНИИ Крылова. 120 -130 дБ соответствуют 1- 3 Па, то есть переменному давлению 0,1-0, 3 мм водного столбика. Что произойдет со столь малым сигналом на дистанции 200-300 км?
4. 100 об/мин гребного вала соответствует частоте порядка 2 Гц. Уровень шумов подводной лодки находится в пределах 1 - 0,01 Па. Уровень шумов моря на частоте 2 Гц более чем на 60 дБ (1000 раз) превосходит уровень сигнала от подводной лодки на этих частотах.. ( см.» Векторно – фазовые методы в акустике» автор Валерий Гордиенко стр. 136 ).
5. Пьезокерамические гидрофоны имеют потери преобразования сигналов 6 дБ на октаву. При изменении частоты с 1000 Гц до 1 Гц потери преобразования будут составлять 60 дБ. Характер преобразования косвенный. Технология производства низкая и обеспечивает идентичность элементов на уровне 10%. Отмечается нестабильность характеристик в результате изменения статического давления и температуры, при знакопеременных нагрузках, влияния электрических и радиационных полей. Наличие гистерезиса, ползучесть, старение материала.
В совокупности все эти факторы вызывают низкую доверительную надежность измерений. За все время разработок и применения пьезокерамики не удалось создать ни одного образцового гидрофона. В натурных условиях выходной сигнал модулирован источниками помех природного и техногенного происхождения, в том числе далеко за пределами принятого для рассмотрения диапазона частот. Шумы моря в инфразвуковом диапазоне более чем на 60 дБ превышают уровень сигнала. (См. «Векторно-фазовые методы в акустике « стр. 136). Попытки снизить частоту приема гидроакустических сигналов и обеспечить компенсацию помех в низкочастотной области приема при использовании двух пьезокерамических элементов в разностном включении проку не дали. ( Векторно – фазовые методы в акустике автор Валерий Гордиенко ) Низкая идентичность приемных элементов обеспечивает компенсацию шумов не выше 10 дБ.
Этот параметр не дает никаких перспектив для использования приемников градиента давления для измерения малого сигнала в поле интенсивных помех. В. Гордиенко дает заключение – « на настоящий момент известные методы, основанные на использовании информации, регистрируемой приемниками давления достигли предельных возможностей ( стр. 9 монографии ).
6. Разработки в\о гидрофонов в СССР до 1990г вели две специализированные организации. Финансирование этих работ было прекращено в результате отсутствия приемлемых технических решений. ...»


От меня. Написано убедительно,но автор забыл:
" Американцы на «Вирджинии» применили смелую новинку - две турбины работают на специальный водометный движитель, собранный по принципу «архимедова винта». Вращаясь, он выталкивает воду, за счет чего движется вперед или назад, в зависимости от режима. Такая установка идеальна для бесшумности."

Отредактировано Nav (03.07.2020 17:02:03)

Поделиться

193

Re: О скрытности советских РПКСН. В чем проблема?

Найти и уничтожить
В отношении российских подводных лодок выполнить такой приказ не так-то просто

Аналитика Е.Мясникова. Фрагмент.

Что может угрожать российской ракетной подводной лодке, патрулирующей в прилегащем к территории России море (к примеру, Баренцевом или Охотском)? Если возникнет вооруженный конфликт, то противник не сможет там эффективно использовать свои надводный флот и авиацию, поскольку ему придется столкнуться с все еще мощными оборонительными силами ВМФ России. Тем более это невозможно в покрытых льдами водах Арктики. Эффективность оружия дальнего радиуса действия также сомнительна, поскольку положение цели неизвестно. Поэтому, на первый взгляд, угроза может исходить только от торпедных подводных лодок противника.
В кризисной ситуации теоретически только они могут внезапно и гарантированно обезвредить российские стратегические подводные лодки (до того как последние успеют запустить свои ракеты). Чтобы сделать это, подводным лодкам противника придется скрытно осуществлять длительное и непрерывное слежение за российскими РПКСН в ожидании соответствующего приказа на применение оружия.
Насколько реальна такая угроза? Чтобы понять это, попытаемся ответить на более простой вопрос. На каком расстоянии технические средства наиболее современных американских ПЛА типа Los Angeles позволяют в принципе обнаружить наши стратегические подводные лодки?

Дальность обнаружения зависит от ряда факторов: шумности цели, характера распространения звука и уровня окружающего шума во внешней среде, характеристик приемного гидроакустического комплекса (ГАК). Важными являются и субъективные факторы - подготовленность экипажей подводных лодок, их способность действовать скрытно в конкретном районе боевых действий. Предположим идеальную ситуацию для противника, а именно: им используется оптимальная тактика обнаружения в условиях, когда ВМФ России и стратегические подводные лодки не предпринимают никаких тактических мер противодействия. В этой идеализированной ситуации возможности противника будут ограничивать только погодные условия.В таблице 2 приведены оценки максимальной дальности, на которой ПЛА класса Los Angeles может обнаружить российский РПКСН при наиболее благоприятных погодных условиях. Эти результаты были получены на основе материалов, опубликованных в открытой технической литературе и экспертных оценок специалистов (подробный анализ представлен в статье автора "Уязвимы ли российские подводные лодки-ракетоносцы в море? Фундаментальные ограничения пассивной акустики", Наука и всеобщая безопасность, т. 3, выпуск 4, июль 1993 г, с. 37-56).

Таблица. Оценки максимальной дальности обнаружения российских РПКСН при наиболее благоприятных погодных условиях.


Даже на основе таких приближенных оценок можно сделать весьма интересные выводы, которые могли бы иметь важные практические приложения для развертывания российских стратегических сил в будущем.Например, при заданной шумности ПЛ, дальность, на которой ее можно обнаружить в мелком море значительно меньше, чем в океане. Этот вывод еще раз свидетельствует о том, что введение в строй современных российских РПКСН значительно повысило устойчивость российских морских стратегических сил по отношению к возможным упреждающим мерам противника.Еще один интересный вывод, который можно сделать на основе таблицы состоит в том, что эти оценки ставят под сомнение саму способность подводных лодок потенциального противника непрерывно следить за российскими РПКСН в мелком море в течение таких длительных периодов времени, как недели и месяцы.
Дальность обнаружения подводной лодки - величина очень изменчивая, поскольку велик диапазон, в котором меняются природные факторы. Существуют периоды, когда природные условия благоприятны и дальность обнаружения может достичь 20-30 км, как следует из таблицы. Но на смену им приходит неблагоприятная погода, и дальность обнаружения катастрофически падает. Например, при скорости ветра более 10 м/с (а в Баренцевом море вероятность этого составляет по данным многолетних наблюдений от 12% до 48% в зависимости от сезона) максимальная дальность, на которой можно обнаружить РПКСН проекта 667 БДРМ в мелководье, не превышает 3-5 километров.

Вряд ли командир какой-либо ПЛ решится осуществлять непрерывное слежение за российской подводной лодкой в таких условиях. Поэтому, кажется не реальным, что в результате возникновения кризисной ситуации все до единого российские ракетоносцы могут быть уничтожены в течение 15-30 минут. Ведь если противник попытается это сделать, но ему это не удастся, возмездие может оказаться неотвратимым.
Один только подводный ракетный крейсер проекта 941 может одним залпом направить к целям 200 боеголовок - более чем достаточно, чтобы превратить в руины территорию любого потенциального противника. В состав морских стратегических сил России сейчас входит более 30 РПКСН, и, в случае эскалации напряженности, большая их часть будет развернута в море.Представленные оценки дальности обнаружения также наглядно демонстрируют важность шумоподавления. В этой связи важно подчеркнуть необходимость поддержания низкого уровня шумности по мере "старения" РПКСН и замены подводных ракетоносцев, отслуживших срок, более новыми с лучшими шумовыми характеристиками, если Россия сделает выбор в пользу стратегических сил морского базирования. Существуют свидетельства того, что наиболее современные российские многоцелевые атомные ПЛ четвертого поколения уже достигли уровня шумности, который соответствует максимальной дальности обнаружения при наилучших погодных условиях не более 5 км в мелководье. Если это так, то этот факт являлся бы сильным аргументом в пользу развертывания будущего ядерного арсенала России преимущественно на небольшом количестве малошумных подводных лодок.
Яркими иллюстрациями того, что дальность обнаружения подводных лодок в мелководье весьма и весьма невелика, являются факты их столкновений. В прессе широко обсуждались инциденты с атомными подводными лодками, происшедшими в феврале 1992 г. и в марте 1993 г. в Баренцевом море. Были ли американцы заинтересованы в этих столкновениях с российскими подводными лодками вблизи берегов России? Очевидно, нет.
Тогда почему они допустили их, если могут осуществлять длительное непрерывное слежение за российскими подводными лодками при любых погодных условиях?Компетентные источники подтверждают, что в обоих случаях ни одна из подводных лодок "не слышала" другую перед столкновением и не успела принять меры по его предотвращению. К счастью, оба инцидента обошлись без человеческих жертв. Ущерб оценивается "лишь" тем, что обе пострадавшие американские подводные лодки выведены из боевого состава и подлежат утилизации, а на ремонт российских лодок затрачены по меньшей мере сотни миллионов рублей.Подобные инциденты с вовлечением атомных ПЛ с ядерным оружием на борту могут создать опасную политическую ситуацию в мире с непредсказуемыми последствиями. Кроме того, они могут привести к крупным экологическим катастрофам. Возможным решением для предотвращения столкновений подводных лодок была бы выработка международных соглашений по ограничению деятельности иностранных ПЛ вблизи территориальных вод государств, и в особенности, в районах патрулирования стратегических подводных лодок.
Таким образом, напрашивается вывод, что подводные лодки при действиях на мелководье не обладают техническими средствами для того, чтобы своевременно обнаружить другую скрытно действующую ПЛ и предотвратить возможное столкновение. Поэтому, трудно согласиться с распространенным широко мнением о том, что подводные лодки США постоянно следят за российскими РПКСН. Логика фактов свидетельствует об обратном.

Статья 1994 года. Многих проектов уже нет.
Причины столкновений,в большинстве случаев, попытки американских командиров лодок снимпть "шумовые портреты" на уровне помпы,насоса,отдельного генератора(как пример).
РПКСН  периодически выполняет маневр,названный американцами "Сумасшедший Иван"-резкое изменение курса и глубины для осмотра кормовых секторов. Естественно,это угроза столкновения при нахождении американской лодки в 3-4 каб.
Использование для районов боевых служб мелководного Охотского моря и ЗРБД в заливах-отдельная тема. О ней позднее детально.
Ну и необходимое количество кораблей обеспечения некоторые аналитики оценивают так.

 

Правда у аналитиков не вяжется количество подводных лодок с количеством в дивизиях и бригадах. Не делится на целое число в итоге )))

Отредактировано Nav (03.07.2020 23:02:41)

Поделиться

194

Re: О скрытности советских РПКСН. В чем проблема?

С 1964 года деятельность авианосцев была поставлена под контроль сил боевой службы советских ВМС - подводных лодок, надводных кораблей и авиации флота.
Впервые удачный поиск и слежение за авианосцем "Саратога" в течение 4 суток провела в 1965 году в Атлантике подводная лодка К-181 капитана 1 ранга В. С. Борисова. Это был первый опыт слежения за фактическим противником. Этот результат в 1979 году был улучшен подводной лодкой К-469, в течение семи суток осуществлявшей слежение за авианосцем "Рэнджер" на Тихом океане. Постоянно отслеживались авианосцы на Средиземном море. При этом коэффициент слежения за авианосцами разнородными силами боевой службы не снижался ниже 0,67-0,69. Общее время сложения составляло от 157 до 587 суток. Непосредственно на подводные лодки (в разной обстановке) приходилась относительно небольшая доля времени слежения - от 45 часов до 47 суток. Но все же именно активная деятельность подводных лодок, пусть и с меньшим временем слежения, более всего нервировала американское командование.
Другой важной задачей советских подводных лодок было слежение за ПЛАРБ противника. Нашим подводным лодкам приходилось делать это в разных формах: попутного поиска, поиска в районах, у выхода из баз, в краткосрочных поисках и при проведении поисковых противолодочных операций. При этом лодки действовали как в одиночку, так и в составе разнородных сил.
Неплохие результаты показали командиры подводных лодок К-135, в 1967 году в течение 5,5 часов следившей за ПЛАРБ "Патрик Генри", и К- 147, в 1971 году в течение 30 часов следившей за другой американской ПЛАРБ.
Всего же за период о 1968 по 1978 год разнородными силами было обнаружено 1478 иностранных подводных лодок. При этом общее время слежения за ними в 1978 году составило 420 часов 23 минуты. На долю непосредственно подводных лодок за те же 10 лет пришлось 828 обнаружений, или 56% от общего числа обнаруженных иностранных подводных лодок. Таким образом, подводные лодки обнаруживали большее количество подводных лодок противника, но разнородные силы имели больше возможностей осуществлять слежение за ними. Этот фактор говорит сам за себя: общими усилиями можно было достичь лучших результатов. Но с другой стороны, наивысшее искусство, смелость и упорство, настойчивость приходилось проявлять именно командирам подводных лодок! Их задача усложнялась неравенством тактических свойств противоборствующих подводных лодок, вынуждавших выходить на короткие дистанции (от 5 до 26 кабельтовых) и выполнять рискованные маневры при активном и мощном противодействии противолодочных сип противника.

AVI-FAN

Поделиться

195

Re: О скрытности советских РПКСН. В чем проблема?

Почему американцы «топят» наши подводные лодки?
Вице-адмирал Рязанцев Валерий Дмитриевич Пятница, 01 марта 2013

По нашей не официальной статистике, за время «холодной войны» и противостояния СССР и США в океане, было около 25 случаев столкновений   подводных лодок СССР, России с подводными лодками иностранных государств (в основном – США). При этом, мы считаем, что 12 случаев столкновений произошло вблизи наших территориальных вод. Из 12 случаев, 9 столкновений произошло на Северном флоте, 3 – на Тихоокеанском флоте. По той же не официальной статистике, в результате таких столкновений 3 АПЛ СССР и России были утоплены (К-129, К-219, К-141 «Курск»). По официальной статистике, которая подтверждается фактическими доказательствами , за все время «холодной войны» и постсоветский период, было всего 3 столкновения наших подводных лодок с американскими. (К-108 (ТОФ) в 1970 году столкнулась с американской  ПЛА «Тотог», К-276 (СФ) в 1992 году столкнулась с ПЛА США «Батон Руж», К-407 (СФ) в 1993 году столкнулась с ПЛА США «Грейлинг»). Все остальные, по нашей версии, столкновения  АПЛ с иностранными ПЛА не подтверждаются фактами. Зачастую такие сведения берутся из зарубежных СМИ, которые везде ищут сенсацию. Пример: в 1968 году в океане погибла ПЛА ВМС США «Скорпион». Правительственная комиссия США точных причин гибели ПЛА  не установила. Некоторые американские газеты тут же опубликовали сенсационные сведения, что «Скорпион» была утоплена советской подводной лодкой, якобы в  отместку за  гибель К-129. Якобы,  советскую К-129 в марте 1968 года потопила ПЛА США «Суордфиш». Наши специалисты и журналисты тут же поддержали версию американских журналистов, что К-129 утопила американская подводная лодка. И выстроили  «железную» логику доказательств того, что это так и было.


Почему американцы нашли место гибели К-129, а мы его не нашли? Наша версия: потому что они точно знали координаты столкновения ПЛА «Суордфиш» с К-129. То, что у американцев была развернута глобальная система гидроакустического наблюдения в Тихом океане СОСУС, которая позволяла с высокой точностью определять местоположение различных подводных объектов, нами в  расчет не принималось.


Почему при подъеме К-129 американцами в 1974 году, она разломилась практически пополам и кормовая часть не была поднята? Наша версия: потому, что в результате столкновения с ПЛА «Суордфиш», К-129 получила пробоину в средней части корпуса и от этого, при подъеме корпус ПЛ разломился. То, что в процессе падения на глубину более 4000 метров, ПЛ К-129  со скоростью курьерского поезда врезалась в грунт и от этого могла получить повреждения корпуса, нами в расчет не принималось.


Почему ПЛА «Суордфиш» зашла в японский порт с повреждениями корпуса? Наша версия: Потому что она столкнулась с К-129. То, что К-129 затонула в районе Гавайских островов и ПЛА «Суордфиш», если бы она столкнулась с ней, ближе было бы идти на ремонт в главную военно-морскую базу США на Гавайях, а не в Японию, нами в расчет не принималось.


Вот из таких рассуждений наших больших и малых военачальников ВМФ и некоторых граждан, мы до сих пор  считаем, что К-129 утопили американцы, а мы в ответ утопили «Скорпион». Никаких доказательств причастности к гибели К-129 американской ПЛА  у нас нет.


При расследовании катастрофы РПКСН  К-219 в 1986 году опять родились слухи и версии о том, что к этой катастрофе причастна ПЛА ВМС США «Аугуста». Эти слухи распространяли иностранные СМИ, командование Северного флота и экипаж РПКСН К-219, а руководство ВМФ их поддерживало. Из какой логики  их рассуждений родилась эта версия?


Американцы не поднимали большого шума,  несмотря на то, что К-219 затонула рядом с их побережьем,  и это случилось накануне переговоров президентов США и СССР. Значит, США не хотели афишировать причастность своей ПЛА к этой катастрофе.


На корпусе К-219 имелся серебристый след от какого-то внешнего воздействия. Значит, это был след от киля ПЛА «Аугуста», которая разрушила ракетную шахту № 6. В результате ракету раздавило  забортным давлением, произошел взрыв топлива и окислителя. То, что еще на этапе подготовки к походу, и потом, на протяжении всего плавания, в ракетную шахту № 6 из-за неисправности шахтного оборудования,  несанкционированно поступала забортная вода,  а личный состав скрывал этот факт, во внимание не принималось.  Да и то, что «Аугуста» «филигранно» разрушила именно неисправную ракетную шахту № 6, а соседние шахты остались целыми, никого на Северном флоте и в Главном штабе ВМФ не удивило.

При буксировке РПКСН К-219 рвались буксирные троса, а это значит, что «Аугуста» специально проходила на перископной глубине между аварийной подводной лодкой и буксировщиком, и рубкой обрывала буксирный трос. То, что ни один грамотный командир подводной лодки, любого государства, не стал бы этого делать из-за опасности повреждения буксирным тросом корпуса своей подводной лодки и ее забортных устройств, нашими «специалистами» в расчет не принималось. Тот факт, что такие действия в море, в мирное время, являются нарушением суверенных прав  СССР, и ни один командир боевого корабля, любого государства, не будет так поступать, наших высокопоставленных руководителей не смущал.


И сегодня  эта бредовая версия  о причастности к потоплению К-219 американской ПЛА «Аугуста» продолжает «гулять» на просторах книжных, журнальных, газетных и телевизионных информационных полей и в головах «лучших специалистов подводного дела».


В 2000 году произошла катастрофа АПЛ К-141 «Курск». Несмотря на то, что правительственная комиссия не нашла доказательства причастности к гибели «Курска» иностранных подводных лодок, большинство наших граждан верят заявлениям отдельных должностных лиц Северного флота, Главного штаба ВМФ, ветеранов – подводников о том, что К-141 «Курск» погибла из-за столкновения  (была торпедирована) с ПЛА ВМС США «Мемфис». Какова логика таких суждений?


1. В районе проведения учений кораблями Северного флота находилось 3 АПЛ иностранных государств (2 ПЛА США и 1-Великобритании). То, что эти ПЛА не были обнаружены силами Северного флота, так как они находились за пределами района, закрытого для плавания других судов, ни у кого не вызывает удивления.


2. АПЛ «Мемфис» пришла в норвежский порт с повреждениями корпуса, а американцы отказали нашим специалистам в осмотре корпусов АПЛ «Мемфис» и «Толедо». Имеется  снимок разведывательного спутника, на котором явно видны повреждения ПЛА «Мемфис». То, что этот снимок американской ПЛА с  поврежденным  корпусом,   является многолетней давностью и относится совсем к другой ПЛА США, наших толкователей версии столкновения не убедил в  ошибочности такого    суждения.


3. На правом борту в легком корпусе АПЛ К-141 «Курск», в районе 2 отсека, имеется круглая дыра. Значит это след от американской торпеды Мк-48 с наконечником из обедненного урана, которая пробила прочный корпус и взорвалась во 2 отсеке, поразив личный состав главного командного пункта «Курска». О том, что торпед с «наконечниками» никогда, ни в одном государстве, не было и не будет, наши «прорицатели» не догадываются. То, что прочный корпус АПЛ против этой дыры не поврежден, тоже никого не смущает. Того, что торпеды, при соприкосновении с объектом атаки, сразу же взрываются, а не пробивают дыры, многим нашим «специалистам подводного дела» не понять. Того, что в мирное время,  в истории подводного флота всех государств мира, не было ни одного случая атак со стороны подводных лодок как надводных, так и подводных целей, наши  «новоявленные Жюль Верны»  не знают.


4. Американцы однозначно причастны к гибели АПЛ «Курск», потому что после ее гибели президент РФ и президент США  долго разговаривали потелефону, а в Москву сразу же прилетел на переговоры директор ЦРУ и России списали огромный финансовый долг. По  логике наших военных и   гражданских лиц, руководители государств не должны долго разговаривать по телефону, а директор ЦРУ не может обсуждать имеющиеся проблемы взаимоотношений России и США в Москве. Кроме того, МВФ и МБРР  не могут осуществлять межгосударственные регулирования валютно-кредитных отношений. А если они это делают, то только с каким-то умыслом ( в данном случае, чтобы Россия не поднимала шум о причастности американской ПЛА к потоплению «Курска»).


5.При подъеме АПЛ «Курск» на поверхность были отрезаны  и оставлены на грунте  остатки 1 отсека. Значит, по логике многих  наших «лучших специалистов подводной службы», российское руководство спасательными работами сделало это умышленно, чтобы скрыть улики торпедирования (столкновения) американской ПЛА нашей АПЛ. Обоснованию спасателей того, что при подъеме АПЛ на поверхность, разрушенный 1 отсек  мог отвалиться и нарушить центровку распределения нагрузки на тросовую оснастку подъемных механизмов, никто не верил. Многие на 148 % были убеждены - раз пилят 1 отсек, значит, хотят скрыть причины катастрофы.


На сегодняшний день российские специалисты не располагают ни одной фактической уликой, которая подтверждала бы факт столкновения или торпедирования АПЛ «Курск» американской ПЛА. Тем не менее, более 12 лет наши  и иностранные СМИ публикуют «сенсационные разоблачения и интервью», снимают «кинофильмы ужасов», ставят спектакли о торпедировании американцами  АПЛ «Курск». Последние публикации журналиста Г. Назарова в газете «Русский Вестник» за август и декабрь 2012 года в форме интервью со «смелыми и бесстрашными офицерами ВМФ», как бы «подвели итоги» этой безобразной, долголетней  лжи. Кто они – эти «смелые офицеры», которые раскрыли журналисту «тайну гибели АПЛ «Курск»? Это  капитаны 1 ранга  запаса А.П. Илюшкин, бывший командир подводной лодки , и  В.И.Акименко, заместитель начальника цикла минно-торпедного вооружения Учебного центра ВМФ, член правительственной комиссии по расследованию катастрофы АПЛ К-141 «Курск». Вот  часть ответов В.И. Акименко на вопросы журналиста «Русского Вестника»:


«По АПЛ «Курск» написано много книг, статей, в которых авторы пытаются со своей позиции показать правду-матку. Как правило, эти авторы некомпетентны, не знают сути проблемы, ни техники… Пользуются слухами, чужими мыслями, услышанными за столом или в кулуарах», …«…давать интервью по поводу истории с «Курском» могут только те, кто занимался расследованием причины катастрофы, имеют правдивую информацию из достоверных источников, данных фото- и видеосъемок, является специалистом –минером, занимавшимся эксплуатацией подобного типа торпед. В своих ответах я акцентирую Ваше внимание на том, ЧТО Я ХОРОШО ЗНАЮ», … « На момент расследования причин катастрофы «Курска» я занимал должность заместителя начальника цикла минно-торпедного вооружения учебного центра ВМФ им. Л.Г. Осипенко (г. Обнинск). Ранее служил 7,5 лет на АПЛ того же проекта, что и «Курск» флагманским минером, испытывал торпеды (о которых идет речь) и работал с аппаратурой «Садко» (аппаратура контроля за разложением перекиси водорода в баках торпеды). От Управления противолодочного вооружения ВМФ меня назначили в комиссию по расследованию причин гибели «Курска», так как там не было специалистов -подводников данного проекта».


«Перекись водорода при смешении с керосином не взрывоопасна- химия 9 класса советской школы», «В переборку 2-го отсека задняя крышка варится не могла, так как переборки первых четырех отсеков были полностью разрушены…»… «Утверждение Устинова, что газы, образовавшиеся при взрыве, оторвали заднюю крышку торпедного аппарата, просто абсурдно»,… «Задняя крышка торпедного аппарата № 4(где находилась учебная торпеда) сорвана усилием 395 кгс/см², которое не мог создать взрыв резервуара окислителя торпеды», «…испытания на базе ВМФ Большая Ижера показали, при каких условиях может взорваться резервуар с перекисью водорода. Нам пришлось подложить под него более 50 кг тротила, прежде чем он взорвался».


«В отличии от Устинова, мое мнение абсолютно другое. Предположительно – случайное торпедирование «Курска» американской подводной лодкой «Мэмфис», следившей за нашей лодкой. В главном командном пункте американской пл установлен прибор, который при сближении на дистанцию менее 20 кабельтов (это примерно 3,7 км) берет на себя управление применением торпедного оружия, если БИУС (боевая имформационная управляющая система) и торпедный комплекс работают в боевом режиме. Видимо, оператор БИУС, вахтенный офицер или командир «Мэмфиса» забыли его отключить при потере контакта с АПЛ «Курск» после всплытия ее на перископную глубину. Это предположение было выработано совместно с представителями цикла Радиотехнической службы Учебного центра им. Л.Г.Осипенко….По анализу кусков корпуса лодки и торпед, стеллажей после подъема «Курска» , первая американская торпеда МК-48 предположительно вошла в левый буль, взрывом его выбросило во 2-й отсек, соответственно, разрушило корпус торпедного аппарата № 4 в нижней части, в котором находилась учебная торпеда. Вот откуда остатки группового гидравлического торпедного аппарата и части торпеды в точке нахождения «Курска» на перископной глубине. …Вторая торпеда предположительно пробила корпус лодки в районе 12-го шпангоута , между вторым и шестым торпедными аппаратами, вырвала кусок корпуса размером 2,2 м х 3,0, массой около 6 тонн и выбросила его на левый борт 2-го отсека пл. При этом сдетонировали торпеды, находившиеся на стеллажах левого борта, что показали результаты осмотра 2-го отсека»… «Пробоина в правом борту в районе 2-го отсека – это технологическое отверстие, сделанное водолазами при первом осмотре «Курска».


Вначале, хотелось бы сообщить этому «хорошо все знающему специалисту», что на  подводных лодках любых проектов нет должности флагманского минера. На всех типах подводных лодок  имеется должность командира минно-торпедной боевой части. Должность флагманского минера имеется только в штабах дивизий, бригад, дивизионов кораблей. А теперь возникают вопросы к господину В. Акименко : «Где  он  служил 7,5 лет?  На какой АПЛ типа «Курск» (949А проекта) он испытывал торпеды 65-76А и аппаратуру «Садко» в должности флагманского минера?  Почему  не знает, какого типа торпедные аппараты  на АПЛ, где он прослужил 7,5 лет, заявляя, что там  торпедные аппараты гидравлического типа, хотя фактически  они - пневмогидравлические? А это, как говорят в Одессе, две большие разницы.   Какое же Управление  назначило  его в «комиссию по расследованию причин гибели «Курска»? В ВМФ нет  «Управления противолодочного вооружения», есть УПРАВЛЕНИЕ ПОДВОДНОГО ВООРУЖЕНИЯ. Я допускаю, что офицер не минно-торпедной специальности не знает правильного названия всех управлений ВМФ. Но офицер в ранге капитана 1 ранга, который имеет минное образование и всю свою службу занимается минно-торпедным делом, не знает правильного названия своего ГЛАВНОГО управления, не знает правильного названия своей должности на атомной подводной лодке, не знает своей материальной части, это из разряда «Нарочно не придумаешь!» Волосы дыбом встают, когда думаешь, что господина Акименко назначили в правительственную комиссию, как лучшего специалиста-минера! Тогда, что же  представляют другие специалисты-минеры, не лучшие? 


Этот «специалист торпедного оружия» утверждает, что смесь перекиси водорода и керосина не взрывоопасна. Тогда как понимать требования заводских инструкций, которые категорически запрещают при работах с высококонцентрированной перекисью водорода пользоваться не обезжиренными инструментами и воздушными шлангами? Как понимать утверждение учебника для высшей школы «Общая и неорганическая химия», о том, что плохо очищенная высококонцентрированная перекись водорода взрывоопасная? Как  понимать утверждение заводской инструкции по эксплуатации перекисных торпед о том, что при попадании в высококонцентрированную перекись водорода органических масел, грязи, металлических и других предметов может произойти взрыв перекиси водорода?


Перекись водорода при смешении с керосином начинает  бурно разлагаться с выделением большого количества тепла. При разложении 1 кг перекиси водорода выделяется 197,5 килоджоулей тепла. Если  такая реакция  проходит в замкнутом объеме  с большим количеством перекиси водорода, происходит мгновенное разложение огромной массы перекиси и мгновенное выделение большого количества тепловой (химической)  энергии. Происходит взрыв, который рождает ударную волну.


Соединение перекиси водорода с керосином в практической торпеде 65-76 ПВ на АПЛ «Курск» вызвало взрыв этих веществ и разрушение торпеды. Взрыв этих веществ «родил» ударную волну.  Ударная волна, а не газы,  разрушила заднюю и переднюю крышки торпедного аппарата № 4, а также торпедный аппарат в межбортном пространстве и элементы легкого корпуса в носу. Ударная волна распространяется от эпицентра взрыва равномерно во все стороны. Эпицентр взрыва был в середине торпедного аппарата № 4.  При взрыве перекиси водорода давление во фронте ударной волны было порядка 5- 8 кг/см². Площадь задней крышки около 350 000 см² . Таким образом, на заднюю крышку, с большой скоростью воздействовал импульс огромного давления . От такой нагрузки крышка оторвалась вместе с кремальерным замком и «вварилась» в носовую переборку 2 –го отсека. Но господину Акименко этого не понять, так как он не понимает даже того, что в момент 1 – го взрыва все переборки 2,3,4 отсеков были целыми, а не разрушенными. Переборки этих отсеков разрушились после второго, более мощного взрыва. При выявлении причин взрыва перекиси водорода, господин Акименко и другие такие же члены комиссии, тротилом взрывали  резервуар перекиси. Конечно,  он не взрывался, так как не было мгновенной реакции разложения перекиси и выделения большого количества химической энергии. Если бы эти господа взрывали конструкцию из перекиси водорода, авиационного керосина, баллона воздуха высокого давления 200 кг/см², помещенную в тесный замкнутый объем (как в настоящей торпеде), или настоящую торпеду, они бы узнали, как взрывается перекись водорода. Из чего состоит взрывчатое вещество гексоген? Из компонентов аммиачной селитры и алюминиевой пудры. Если взрывать отдельно аммиачную селитру и алюминиевую пудру – никакого взрыва не будет. Но если эти вещества соединить вместе и взорвать, получим взрыв огромной силы. Но В.Акименко, «крупному специалисту по перекисным торпедам  АПЛ 949А проекта»  этого не понять.


В какой «левый буль вошла американская торпеда?»  Слово «буль» произошло от английского «bulges» - выпуклость, выпячивающийся. В ВМФ СССР довоенного периода это слово имело два смысла: для надводных кораблей слово «були»  означало специальные выпуклости  в подводной части корпуса корабля. Выпуклости  имели внутренние полости. При попадании торпеды или мины в корпус корабля, в первую очередь разрушались эти выпуклые конструкции, тем самым,  предохраняя от разрушения сам корпус корабля. Это своего рода была конструктивная защита корабля от торпедного и минного оружия. Для подводных лодок слово «були» имело смысл и значение, как легкий корпус подводной лодки полуторакорпусной конструкции. Т.е., у таких подводных лодок не было сплошного легкого корпуса,  а был легкий корпус  только в средней части подводной лодки. В этом легком корпусе размещались балластные и топливные цистерны. Посмотрите на знак «Командир подводной лодки». В середине  знака подводной лодки имеются выпуклости. Это и есть були, т.е. часть легкого корпуса. Но это все было на надводных кораблях и подводных лодках довоенной постройки. На современных надводных кораблях и подводных лодках таких приспособлений и выпуклостей нет.   Есть еще и третье значение этого слова. Но я сомневаюсь, что господин Акименко такой образованный, что знает не только два вышеназванных значения этого слова, но и третье. Буль – это стиль французской мебели  18 века, которой пользовались господа во дворцах и богатых домах.


Ни на одной атомной подводной лодке США нет прибора автоматического применения торпедного и иного оружия. На всех боевых кораблях, в том числе и атомных подводных лодках США, предусматривается автоматическая предстартовая подготовка оружия к применению. Но команду на начало предстартовой подготовки и  на применение любого оружия всегда дает командир корабля (в военное время такую команду может дать  вахтенный офицер). Никакого  компьютерного  робота, который бы сам давал  команду на применение оружия, на боевых кораблях США не было, нет и, уверен, не будет.


А теперь я попытаюсь перевести  этот бред «смелого офицера ВМФ»  на общедоступный  человеческий язык. Итак, мой перевод слов господина Акименко: « Американская АПЛ «Мэмфис»  следила  за АПЛ «Курск». При слежении боевая информационная управляющая система (БИУС) и торпедо-ракетный комплекс работали в боевом режиме, так как американский командир подводной лодки  считал, что может быть атакован российской подводной лодкой.  В  результате плохого несения  вахты американскими подводниками, «Мэмфис» сблизилась с «Курском» на недопустимую дистанцию менее 20 кабельтов. В этот момент АПЛ «Курск» всплыла на перископную глубину и американцы потеряли с ней гидроакустический контакт. В результате растерянности или забывчивости американских подводников, на главном командном пункте   забыли отключить  боевую систему автоматической атаки. Система  включилась и выпустила  две торпеды Мк-48 без ведома командира подводной лодки.


Американцы в момент стрельбы не имели гидроакустического контакта с АПЛ «Курск» и не знали, где она находится. БИУС все равно дала команду на пуск торпед и торпеды   нашли нашу подводную лодку . Первая американская торпеда МК-48 предположительно вошла в левую балластную цистерну, взрывом балластную цистерну выбросило во 2-й отсек. Корпус торпедного аппарата № 4, который находится в межбортном пространстве в самом верху прочного корпуса,  рядом  с которым находятся  еще два корпуса торпедных аппаратов № 2 и  № 6, разрушился только в нижней части. Корпуса торпедных аппаратов № 2 и № 6 при этом не пострадали. Вторая торпеда, как снаряд с кумулятивным зарядом, пробила корпус  АПЛ в районе 12 шпангоута, отодрала стальной лист прочного корпуса размером 2,2 х 3,0 м  и забросила его во 2-й отсек на левый борт. Точность стрельбы была поразительной, обе торпеды попали почти в одно и тоже место АПЛ «Курск», как при стрельбе из оптической винтовки. Это произошло потому, что на американских торпедных аппаратах стоят совершенно секретные  разработки «оптико-волоконно-гравитационных прицелов».


Вот такой смысл имеют высказывания господина Акименко. Любой человек, мало-мальски понимающий что-то в морской службе, скажет, что это бред больного человека. Но ведь это говорит специалист минного и торпедного дела, капитан 1 ранга, преподаватель цикла Учебного центра ВМФ, член правительственной комиссии по расследованию причин гибели АПЛ «Курск». Это говорит человек, который  «все хорошо знает». Самое поразительное то, что этой бредятине верят.


Вот высказывания по этой проблеме А.П.Илюшкина, еще одного «смелого  офицера».


«Выпущенная по «Курску» торпеда прошила легкий и прочный корпус лодки и взорвалась внутри 2-го отсека. Это неоспоримый факт. Но этот взрыв не мог разрушить другие отсеки лодки. Они были разрушены вторым взрывом – после взрыва всего боекомплекта торпед, который находился на «Курске». Это второй неоспоримый факт. Отсюда вытекает и третий факт- по «Курску» было выпущено две торпеды» 


Первый неоспоримый факт, это то, что за кормой,  находящейся  на дне АПЛ «Курск», на расстоянии 80 – 150 метров, лежали  фрагменты  носовой части легкого корпуса АПЛ, гидроакустической антенны, торпедного аппарата № 4, практической торпеды 65-76 ПВ. Как,  по мнению Илюшкина, они туда попали, если  первая американская торпеда взорвалась во 2-м отсеке? Или  эти фрагменты  за корму утонувшей АПЛ   перенесли американцы, которые атаковали «Курск»? Или может все эти взрывы американских торпед плод   несусветной фантазии господина Илюшкина? Торпеды никогда не «прошивают» прочный и легкий корпуса АПЛ. Торпеды, как наши, так и американские, имеют неконтактные и контактные взрыватели. Эти взрыватели подорвут боезапас торпеды, если она пройдет рядом с АПЛ на расстоянии 5-8 метров или только соприкоснется с корпусом АПЛ. Сама торпеда не может пробить прочный корпус современных АПЛ. Его может пробить только взрыв взрывчатого вещества. Второй неоспоримый факт, это то, что никто из правительственной  комиссии и следственной группы не обнаружил  разрушений прочного корпуса в районе 2 отсека, ни от «прошивания» торпедой, ни от взрыва торпеды. А третий неоспоримый факт, это то, что все  рассуждения господина Илюшкина о торпедировании АПЛ «Курск», не больше не меньше, как элементарное  его невежество в вопросах морской службы. Самое печальное в этом то, что многие наши граждане верят высказываниям этого «безграмотного фантаста».


Зачем американцам атаковать АПЛ «Курск»? А потому, что они специально  пришли в Баренцево море, чтобы  «рассчитаться»  за то унижение их морского величия, которое доставила АПЛ К-141 «Курск» при плавании в Средиземном море, в ноябре 1999 года.  Так отвечают на этот вопрос  «самые буйные патриоты»  нашего ВМФ.


Жаль, не доживу я до того времени, когда лет так через 50, вспомнят эту трагедию наши потомки. Что они будут говорить об этом?  Наверняка, в архивах найдут сегодняшние  бредовые высказывания и предположения об этой катастрофе. Конечно, факт торпедирования нашей АПЛ американской ПЛА, намного привлекательней факта гибели нашей АПЛ по причине низкой надежности боевой техники и недостаточной морской выучки экипажа. Факт торпедирования (столкновения) нашей АПЛ американцами намного жертвенней и героичный, чем факт утопления своей АПЛ из-за ошибок экипажа. Поэтому, я в этом уверен, и через 50, и через 100 лет наши потомки будут говорить об утоплении АПЛ К-141 «Курск» американцами. Все эти мифы на протяжении долгих лет истории, будут обрастать все «новыми и новыми подробностями», которые будут высказывать «специалисты», подобные сегодняшним Илюшкиным  и Акименковым. Только от всех этих домыслов не улучшится ни боевая выучка наших экипажей атомных подводных лодок, ни конструкторские разработки боевого оружия и техники, ни надежность  наших боевых кораблей. Эти мифы будут  успокоительным средством для наших будущих военных моряков, для конструкторов морского оружия и техники, для судостроителей и судоремонтников, для руководителей военного ведомства России. Наше оружие и техника надежная, корабли современные и лучшие в мире. Наши военные моряки – лучшие морские специалисты.  Приблизительно так будут рассуждать наши потомки после очередной катастрофы российского боевого корабля. Они так же будут искать причастность иностранцев к этой очередной трагедии. Ведь они будут уверены в том, что и раньше  «сумасбродные янки» в мирное время, в наглую,   топили наши корабли.


Из 25 случаев, якобы столкновений наших подводных лодок с иностранными подводными лодками, 22 случая – это неизвестные иностранные подводные лодки (не установленные). Никаких доказательств этих столкновений у нас нет. Почему больше всех таких «столкновений» произошло на Северном флоте? Потому что Северный флот действует в Арктическом бассейне, где круглогодично в море присутствуют ледовые поля, происходит вынос айсбергов и ледяных торосов в открытые моря. Точно отследить их местоположение трудно. Да и  нанести на карту обстановки точное местоположение дрейфующего льда и айсберга проблематично. Поэтому всегда, перед выходом в море, командира корабля инструктировали приблизительно так: «При плавании в море соблюдать осторожность, возможна встреча с айсбергами и ледовыми полями»,  Поэтому, когда в море подводная лодка сталкивалась со льдом или рыбацкими тралами и получала повреждения корпуса, надо было как-то выкручиваться из этой неприятной ситуации. Столкновение  с льдом, айсбергом или рыбацким тралом - это навигационное происшествие, за которое отвечает штурман и командир корабля. Вот тут-то и приходит спасительная мысль о столкновении с неопознанной иностранной подводной лодкой. Такое столкновение не влекло за собой карательных мер в отношении командира и штурмана. Все знали, что наши средства гидроакустики по техническим возможностям уступают американским. Все знали, что наши АПЛ по уровню шумности и уровню акустических помех  превышают  американские подводные лодки. А раз это так, значит,  объективно, наш командир АПЛ не мог предотвратить столкновение с иностранной подводной лодкой. Пожурят командира начальники за «случайное столкновение с иностранной подводной лодкой», тем более, что единичные случаи фактических столкновений были, потребуют «усилить» наблюдение в море, и на этом закончатся «репрессии» в отношении командира АПЛ. И «спишут» очередное  навигационное  происшествие на «безграмотных американцев». Доказать, что АПЛ столкнулась с льдом, торосом, айсбергом или тралом практически невозможно. Корпус поврежден,  лед растаял, от трала может быть только след троса, который можно классифицировать как угодно. Значит – это неопознанная иностранная подводная лодка. Следы столкновений подводных лодок скрыть невозможно. Всегда будут вещественные доказательства такого столкновения. Остатки «чужой» краски, «чужие» металлические, резиновые предметы всегда найдутся на поврежденном корпусе нашей АПЛ. Ну и где вещественные доказательства 22 «столкновений с неопознанными иностранными подводными лодками»? Их нет. А если они есть и их скрывает руководство ВМФ или флотов, значит это должностное преступление. Где наши международные  заявления по всем этим 22 столкновениям? Их нет, так как нет вещественных доказательств этого. Где международные заявления и ноты протеста  по фактам «утоплений» американцами  наших ПЛ К-129, К-219, К-141 «Курск»? Их нет, и не может быть, так как нет никаких доказательств этим случаям. Мы предлагаем американцам разработать нормативные документы по предотвращению столкновений под водой. При этом, в этих нормативных документах предлагаем американцам такие действия и обязанности сторон, которые начисто лишают американцев  тех преимуществ в  подводном кораблестроение, в технических и тактических  возможностях атомных подводных лодок, которые они имеют на сегодняшний день. Ну и пойдут на это американцы? Ответ очевиден.


Почему происходили фактические столкновения под водой наших подводных лодок  с американскими ПЛА? Американцы с середины 60-х годов 20 столетия начали создавать картотеку шумов наших боевых кораблей. На всех американских ПЛА были  установлены  бортовые классификаторы шумов. Имеемая картотека позволяла точно классифицировать объект шума, его государственную принадлежность,  и то, чем он занимается в процессе плавания (обнаружить начало предстартовой подготовки, пуски оружия, изменения параметров работающих механизмов и пр.) Для того, чтобы создать такую картотеку, необходимо было собрать шумы наших кораблей с различных дистанций, с разных курсовых углов, на различных скоростях хода, при выполнении нашими кораблями различных учебно-боевых задач. Особенно это касалось наших ракетных атомных подводных лодок. Поэтому и лезли американцы почти под «брюхо» нашим подводным лодкам. А при внезапном маневрировании нашей АПЛ,  в такой ситуации американцы теряли гидроакустический контакт и происходило столкновение.  Показательный пример такого столкновения – это столкновение АПЛ К-314 Тихоокеанского флота с американским авианосцем «Китти-Хок» в Японском море. Только в этом случае, наша АПЛ «залезла под брюхо» американскому авианосцу. К-314 следила за действиями АВУ «Китти-Хок» находясь в центре ордера. В какой-то момент с авианосцем был потерян гидроакустический контакт. Командир решил всплыть на перископную глубину для уточнения обстановки. При всплытии акустик доложил командиру, что в кормовом секторе находится групповая цель, предположительно с авианосцем. Командир не принял во внимание этот доклад гидроакустика и продолжил всплытие. На перископной глубине командир нарушил правила осмотра водной поверхности и через 3 минуты последовал мощный удар в кормовой стабилизатор АПЛ. На скорости 10-12 узлов авианосец  правой скулой ударил в гребной винт и левый  кормовой стабилизатор К-314. АПЛ потеряла ход и под резервными движителями всплыла в надводное положение. Авианосец даже не почувствовал, что с кем-то столкнулся. Только после всплытия нашей АПЛ и обнаружения утечки авиационного топлива из своей пробитой топливной цистерны,  на «Китти-Хок» поняли, что столкнулись с советской атомной подводной лодкой. Вся противолодочная оборона авианосца не обнаружила присутствия в центре ордера и прямо по  курсу «Китти-Хок» следящей советской подводной лодки. Ну, а экипаж АПЛ К-314, из-за безграмотности командира,  был в 20 секундах от своей гибели. Если бы АПЛ всплыла на 20 секунд позже, авианосец разрезал бы ее пополам. Повезло! В данном случае,  наш командир АПЛ имел информацию об авианосце, а американцы АПЛ  не обнаружили,  но столкновение все равно произошло. А в случае, когда ни мы не слышим американца, ни американец не слышит нас, столкновения  на малых дистанциях слежения неминуемы. Хотя у наших командиров  подводных лодок бытует мнение, что американский командир ПЛА имеет техническую возможность определять глубину погружения нашей АПЛ, это не уберегает   их от фактического столкновения. Значит, либо у нас ошибочное суждение о технических возможностях американских ГАК, либо американские командиры ПЛА   безграмотно действуют при слежении в сложной ситуации.


Подводные лодки всех государств мира, где они имеются, как выполняли в мирное время разведывательные задачи  в прошлом, так они выполняют их и сегодня, и будут выполнять в будущем. Технические возможности подводных лодок все время совершенствуются. Сегодняшние российские и американские АПЛ имеют относительно равные возможности обнаруживать  АПЛ в ближней  зоне самообороны. При грамотном маневрировании, эта зона обеспечивает возможность уклонения от столкновения  в любых условиях плавания. При надлежащем наблюдении и своевременным реагированием экипажа на изменение  обстановки в районе плавания,  ни одна из АПЛ, как следящая, так и  отслеживаемая, не столкнутся. При относительно равных  технических возможностях, вероятность столкновения подводных лодок в подводном положении будет зависеть от морской и профессиональной выучки экипажей подводных лодок. Если наши командиры подводных лодок, при слежении за каким-либо объектом, во главу угла будут ставить вопросы скрытности плавания и скрытного слежения, а  при этом не будет обеспечиваться безопасность плавания, тогда такое слежение в мирное время нужно запретить. Это положение должно быть предложено и нашим потенциальным противникам на переговорах по морским вопросам. Если мы не можем обеспечить надлежащее подводное, надводное и воздушное наблюдение в наших близлежащих морях, вблизи территориальных вод, это не значит, что там не будут находиться чужие боевые корабли. Значит нужно, в первую очередь,  создать такое эффективное наблюдение в этих морях, которое позволит нашим силам  сразу же реагировать  на  «незваных гостей», постоянно  знать их положение и намерения. Тогда, в принципе, не должно возникать вообще никаких предпосылок  к столкновениям в близлежащих морях подводных лодок в подводном положении. Тогда мы сможем обезопасить и свои морские границы.


Из всего вышесказанного можно сделать выводы:
1. Какой бы ни была совершенной сегодняшняя боевая техника, она не сможет в мирное время обеспечить безопасность плавания при слабой профессиональной подготовке экипажей боевых кораблей;
2. Профессиональная подготовка подводников должна быть такой, чтобы  исключить в мирное время опасное маневрирование под водой при различных условиях плавания и выполнении различных  учебно-боевых задач.


3. Прекратить  создавать и развивать мифы  о причастности американских ПЛА к гибели наших ПЛ К-129, К-219, К-141 «Курск». Эти мифы мешают нам объективно оценить свои собственные возможности  и боевые качества наших кораблей. Американцы к этим катастрофам никакого отношения не имеют. Причины этих катастроф нужно искать в пункте 1  этих выводов.

AVI-FAN

Поделиться