Тема: Утро после брачной ночи

Наступило первое утро, когда Стивен и Ада провели первую брачную ночь. Все, казалось, было как прежде, однако многократные прикладывания штампа о воображаемый лист бракосочетания оставили в мозгу новобрачных неизгладимый след. Ночью молодожены выполнили физический контакт согласно договору фиксации отношений, но без риска обзавестись биологическим потомством.

Ада сладко вытянула ноги, напрягла мышцы бедра и обняла мужа. Муж еще не отошел от ночи и сладко спал, но уже был готов проснуться после некоторой дремы. Супруга легонько ущипнула мужа за левую сторону живота. Стивен почувствовал сигнал к пробуждению.

- Милый, что ты чувствовал сегодня ночью?

Стивен зевнул, напряг мышцы ног, живота и рук (этой манипуляции землян учили с самого детства – считается, что напряжение групп мышц после сна способствуют лучшему кровообращению и готовит организм к трудному дню).

- Ничего, милая…

- То есть как это ничего? – Ада надула губки.

- Я хотел сказать - ничего, все нормально, все было замечательно, Ада (уменьшительно-ласкательных слов типа «Адочка» или что-то в этом роде употреблять не рекомендовалось – все должно было так, как предписано в брачном договоре, то есть договоре фиксации отношений, если вы не забыли).

- Давай поговорим о любви… - загадочно сказала Ада. – Любовь… Что ты понимаешь над этим словом?

- Ада, ты опять за свое… Вчера ночью ты опять на что-то намекала…

- Стивен, я тебя спрашиваю про любовь, ибо между супругами не должно быть никаких разногласий. То есть разногласия могут быть, но в мелочах, а любовь это…

- Ада, ведь все давным-давно решено и записано в Хартии отношений между индивидами. – Стивен нежно приобнял супругу. – Зачем думать о том, что давным-давно решено? Там написано, что любовь это кульминация развития животных отношений между людьми. Человек в наш век это не животное, а рациональное существо, которое строит свою жизнь согласно апробированным моделям поведения. Без крайностей, таких как любовь, ненависть, желание изменить устоявшиеся рациональные модели и конструкции, и так далее и тому подобное…

- Боже, какой ты скучный… - зевнула Ада. – Ведь когда мы одни, мы можем ведь отдаться буре страстей, буре…

- Ты в своем уме, Ада? Мы подписали договор фиксации и давай… это… не будем выдумывать проблемы – зевнул Стивен.

- А то, чем мы занимались ночью, это не любовь? – спросила Ада.

- Это симпатия между людьми, утвержденная физическим актом согласно договору фиксации. Люди решили жить вместе и не создавать проблем ни себе, ни окружающим, полностью гармонизироваться между собой и окружающей средой. Это тоже записано в Хартии.

- А все-таки любовь это… Я филолог, знаю и читала много книг, где любовь преображала людей и…

- Ада, наше общество пришло к выводу, что вот эти вот «преображения» ни к чему хорошему не привели. Бесконтрольная рождаемость детей, ревность, зависть, физиологические неравенства, подчиненность и так далее… Что за чушь, право слово. Ада, лучше ответь мне - когда упадут коткойны на наш общий счет? Ведь график изменился, у нас счет стал общим и управлять им мы должны вместе.

- Упадут тебе коткойны, успокойся. В прошлые времена, Стивен, были изнасилования…

- Что это?

- Стивен, это когда мужчина ломает сопротивление женщины и овладевает им силой. Физически.

- Зачем? Прости… Боже мой… Насильственный физический контакт с несогласной на то женщиной… без презервативов? Но может зачаться биологическое потомство, совершенно никому не нужное. Постой… ты оправдываешь такие отношения? Отношения ли это? Ведь они не говорили об уровнях отношений, насколько я понимаю…

- Успокойся, супруг. Я не оправдываю насилие, это ужас. Но если женщина питала симпатию к мужчине и скрывала это, а на самом деле была рада его физическому влечению, но не давала вида, и потом началась борьба…

- О чем ты это?

- Ладно. Проехали, милый. Согласно графику, коткойны на наш счет упадут 25 числа месяца. Ты про это хотел узнать, милый?

- 25 числа… Раньше я получал коткойны 20 числа…

- Вот видишь, ты уже пострадал от фиксации отношений.

- Нет, что ты. У меня и в мыслях не было сожалеть по этому поводу. Подумаешь, пять дней разницы. Кстати, кто это был за парень, который был на свадьбе?

- Я же говорила тебе, это мой однокурсник. И что за ревность, ведь в Хартии об этом ни слова. Кстати, а почему с твоей стороны не было недовольной твоим уходом ко мне женщины?

- Я не увлекался женщинами, Ада. Моя работа – микробиология – занимала меня целиком. И я встретил тебя.

- Интересно, что ты подумал, когда увидел меня впервые? Там, на мосту, где я стояла и смотрела на прогулочные катамараны. Во что я была одета?

- Не помню, Ада, но ты мне сразу понравилась. Ты стояла на мосту и о чем-то воображала, как будто ждала корабль, я не знаю…

- Да, ждала корабль. С алыми парусами…

- А почему именно с алыми? Ах да, чтоб был заметен издалека, Хоть в этом у тебя есть рационализм.

- Дурак ты, Стивен.

- Что?             

- То есть я хотела сказать – рациональный мужчина. Ладно, пора вставать, я сварю кофе, мой капитан…

- Какой еще капитан, Ада?

- Это я так, просто. Мой микробиоооолог… - протянула она игриво.

Начался первый супружеский день четы Роджерсов.

Поделиться