Тема: А смысл? Корабли российского флота.

Хочу поговорить о том, насколько послевоенные корабли советского флота отвечали надобностям страны, и насколько они были вообще боеспособны.

Если посмотреть на характеристики вооружения кораблей ракетной эпохи, то можно сказать следующее.

8 ПЛУР (это не считая торпед) это не противолодочный "комплект", это стандарт необходимый каждому кораблю в походе. Точно так же 8 легких ПКР (если нет легких, то в зачет идут тяжелые) это необходимый минимум корабля для нанесения контрудара по противнику. Все ПЛУР и ПКР, сверх этого количества, превращают корабль или в специализированный охотник за ПЛ, или в специальный ударный корабль, причем не против "поверхности", а против кораблей противника.

Если же говорить о ЗРК, то здесь минимум достаточный кораблю для самообороны, это 32 ракеты для фрегата (3000-5000 тонн), или 48 ракет для "эсминца" и крейсера (6000-9000 тонн). Причем мы говорим о ракетах дальней зоны (Стандарт, Волна, и прочие). При количестве таких ракет на уровне 96, обеспечивается уже ПВО ордера кораблей, причем ордера прикрывающего что-то очень крупное, видимо авианосец.

Если же говорить о ЗРК ближней зоны, то достаточное их количество 40 ракет, большее количество, просто бессмысленно. С "малыми" ЗРК вообще интересная история. Тут у конструкторов есть выбор, или дать меньшее количество "тяжелых" ЗРК. и сбивать ракеты противника вдали, или дать большее число "малых" ракет, иметь возможность сбивать ракеты противника почти у воды, но иметь практически гарантированную возможность получить по своему кораблю веер осколков от взорваной ракеты.

Вот так, а теперь давайте посмотрим на советские корабли, что мы имеем?

А имеем мы, черт знает что. Вплоть до кораблей 1143, 1144 и 956, нормальных кораблей, способных не то что нанести ракетный удар по кораблям противника, но и даже просто, дать сдачи, просто нет. Зато есть большое количество кораблей - 1134, 1155 и 1135, которые представляют собой нечто странное.

1134 (всех серий) назвать специализированными БПК нельзя, так как их 8 ПЛУР ничем не отличаются от стандартных 8 Асроков, кораблей США. ПКР на них вообще нет (про 4 П-34 первой серии лучше молчите), единственное, это сильная ПВО дальней зоны, но спрашивается, кого они будут прикрывать, несуществующие авианосцы? а для личной ПВО, достаточно и вдвое меньшего количества ЗРК.

1155 это вообще... и БПК не назвать, и ЗРК дальней зоны нет.

Ну а 1135 - собственно и есть то, чем называются СКР - сторожевики, для охраны прибрежной зоны.

Только 956 получили наконец ПКР, и то в стандартном минимуме, при минимальном количестве ЗРК. Но и они не стали универсальными кораблями, так как ПЛУРов на них нет. По сути они именно те кем и создавались - канонерки с артиллерией 2х2-130 мм для поддержки десанта.

"Смесь" 956 и 1155 - 1155.1 вот это уже БПК, имеющий и противокорабельный минимум, но и большое количество ПЛУР - 24 ракеты. Но все равно это не океанский корабль, так как имея 64 Кинжалов, выходить в океан опасно, а вот вести охоту вблизи своих берегов, это нормально, так же как и его "младшему брату" 1154.

1164 вообще на крейсер не тянет, стандартный DDG.

И только 1143 (1-4) могут и наносить мощные противокорабельные удары, и иметь адекватную ПЛВ и ПВО.

А вот 1144 это именно универсальный корабль рейдер, направленый на охоту за АПЛ. ПВО у него вполне нормальная, но зато имеется не минимальное ПКР, а ударное, и ПЛО очень мощное, особенно в варианте 1144.2 с Водопадами.

Ну вот так вот пока. Будкт еще мысли выложу.

Поделиться

2

Re: А смысл? Корабли российского флота.

С изложенным согласен. Вообще у нас корабли почти все крайне не сбалансированные по составу вооружений и т.п.

Поделиться

Re: А смысл? Корабли российского флота.

Не только у нас, хотя вооружение советских кораблей 60-70-х честно для меня какое-то неудачное.

1134 не были такими уж беззащитными - их дальнобойные ЗРК и ПЛРК были универсальными, т.е. могли играть роль эрзац ПКР. Другой вопрос 2х57 или даже 2х76мм на БПК, явно безоружные в смысле артиллерии.

Нужно еще учитывать, что до конца 70-х проблемы западных ПКР не было, Гарпун появился только в 1977г., Экзосет немного раньше.

Поделиться

Re: А смысл? Корабли российского флота.

Михаил1 пишет:

Не только у нас, хотя вооружение советских кораблей 60-70-х честно для меня какое-то неудачное.

1134 не были такими уж беззащитными - их дальнобойные ЗРК и ПЛРК были универсальными, т.е. могли играть роль эрзац ПКР. Другой вопрос 2х57 или даже 2х76мм на БПК, явно безоружные в смысле артиллерии.

Нужно еще учитывать, что до конца 70-х проблемы западных ПКР не было, Гарпун появился только в 1977г., Экзосет немного раньше.

Так и СМ могут это делать. Другое дело, что американцы могут поражать корабли противника авиацией, и поэтому ПКР им необязательны. А вот у нас авиации нет, поэтому отсутствие ПКР, это не очень хорошо, а точнее бессмысленно. 1134 были бы хорошими эскортными кораблями для авианосцев, в том же флоте США к примеру.

Так что непонятно как собирались применять 1134, повторяю, их 8 ПЛУР, не более чем самооборона. Кто мешал поставить на корабли восьмерку П-15 (в пачечках по 2). На 61-е поставили же. Да и индийцы, не дураки, пришли к тем же выводам что и я, и заказали 61-е именно с ПКР.

Поделиться

Re: А смысл? Корабли российского флота.

Я согласен, наши что-то намудрили с БПК, может они  рассматривались как эскорт Киевов?

Поделиться

Re: А смысл? Корабли российского флота.

Ну проектировать то их начали намного раньше. причем в тот момент когда они строились 61-е стали довооружаться П-15. Почему 1134 да и 1135 не вооружили?

Поделиться

Re: А смысл? Корабли российского флота.

И ведь мои мысли находили отражение в проектах. Предшественники 1164 должны были и ПКР 12 штук нести и ПЛУР и ЗРК. И не надо было никакого "единого корпуса" для варианта крейсера и БПК, надо было строит единый универсальный аналог Орли Берка.

Поделиться

8

Re: А смысл? Корабли российского флота.

разунификация и многообразие наш бич.

"Расходы на создание военного флота в СССР являлись неоправданно высокими. Основной причиной этого была разнотипность кораблей. Если обратиться к таблице, можно увидеть, что только проектов подводных лодок в СССР было разработано в 10 (!) раз больше, чем в США.

Вообще строительство надводного флота ВМФ СССР было неоправданно расточительным и нелогичным. Например, игнорировалась настоятельная необходимость строительства крупных авианосцев, без которых флот просто был неспособен вести полноценные боевые действия в условиях как локальных боевых конфликтов, так и неограниченной ядерной войны. В то же время надводный флот пополнялся 4-мя (!) типами крейсеров одновременно. Практически каждый судостроительный завод строил свой тип корабля (за исключением ССЗ им. А.А.Жданова, строившего параллельно два типа: пр. 956 и пр.1155). При этом в богатой Америке строили крейсера только одного типа - "Тикондерога", да и то унифицированного со своим прототипом - эсминцами типа "Спруенс".

Разнотипность стала общей бедой не только в кораблестроении. Системы вооружения и радиоэлектронного оборудования, стоявшие на борту советских кораблей также отличались большой разнотипностью. В течение последних двух десятилетий в СССР было введено в строй 45 типов боевых кораблей (ПЛ-АВ-КР-ЭМ-СКР), в США - 16 типов. На вооружение кораблей (без авиационного) было принято 30 типов ракет, в США - только 10 типов".

http://www.transport.ru/2_period/more/98_1/10.htm

Поделиться

Re: А смысл? Корабли российского флота.

Практически каждый судостроительный завод строил свой тип корабля (за исключением ССЗ им. А.А.Жданова, строившего параллельно два типа: пр. 956 и пр.1155). При этом в богатой Америке строили крейсера только одного типа - "Тикондерога", да и то унифицированного со своим прототипом - эсминцами типа "Спруенс".

Известный парадокс, и это при том что экономика у нас единая социалистическая, а все эти промышленные бароны ведут себя хуже акул капитализма, и это началось еще с довоенного времени, и не только во флоте, но и в танках и в авиации.

Поделиться

10

Re: А смысл? Корабли российского флота.

Ведь главная цель была- перевыполнить план.... А вот теперь попробуй создай действительно мощный КБ из множества, ну и верфь или парочку, чтобы там строили один тип кораблей. Сразу подыматься рабочие, скажут не хотим закрытия нашего предприятия, мы будем за 10000 рублей работать, даже с задержками по выплатам. А власти это ой как не хочется. Да оставят. А армия будет получать эти творения и дальше деградировать.

Поделиться

11

Re: А смысл? Корабли российского флота.

Иван Ермаков пишет:

Ну проектировать то их начали намного раньше. причем в тот момент когда они строились 61-е стали довооружаться П-15. Почему 1134 да и 1135 не вооружили?

Наши думали, что ПЛРК заменят в случае чего, обычные ПКР. Потом планировалась ядерная война - в ее условиях ПКР на крейсерах (с ЯБЧ) хватало за глаза. Потом нельзя забывать про наличие массы крейсеров 68 бис и ЭМ 56. Они были неплохими противокорабельными кораблями.

Вообще мне многое непонятно: должно быть ясно, что с подводным флотом США -НАТО не совладать, он большой, лодки совершенные. Нейтрализовать 41 ракетоносец - нереально, зачем тогда этот противолодочный перекос? Выбрали бы цель по силам - корабельные группировки и строили универсальные корабли.

Меня другое смущает: что нельзя было в 1135 вписать 2-4 30 мм АК-630 или на худой конец АК-230?

Поделиться

Re: А смысл? Корабли российского флота.

Наши думали, что ПЛРК заменят в случае чего, обычные ПКР. Потом планировалась ядерная война - в ее условиях ПКР на крейсерах (с ЯБЧ) хватало за глаза

Так ПКР тогда были только на 4-х крейсерах 58, это что хватало? А насчет ПЛРК неправильно думали, ошибались.

И потом, это как раз США должны были всеми силами развивать БПК, как защиту своих конвоев в Европу.

Поделиться

13

Re: А смысл? Корабли российского флота.

Иван Ермаков пишет:

Наши думали, что ПЛРК заменят в случае чего, обычные ПКР. Потом планировалась ядерная война - в ее условиях ПКР на крейсерах (с ЯБЧ) хватало за глаза

Так ПКР тогда были только на 4-х крейсерах 58, это что хватало? А насчет ПЛРК неправильно думали, ошибались.

И потом, это как раз США должны были всеми силами развивать БПК, как защиту своих конвоев в Европу.

Да! Но у янки и их созников были сотни эсминцев-фрегатов

Поделиться

14

Re: А смысл? Корабли российского флота.

Вот оценки кораблей из Военно-Морской коллекции.

61 проект "Поющие фрегаты:

Общая оценка проекта



Рассматривая корабли проекта 61, можно отметить две принципиальные особенности, отличающие их от всех ра­нее построенных кораблей ВМФ СССР. Первая и самая важная — применение в качестве главной энергетической уста­новки всережимных газовых турбин, а также перспективная схема их компонов­ки. Именно благодаря этому «поющие фрегаты» навсегда останутся этапными кораблями в мировом военном корабле­строении. Другая особенность — приме­нение специально созданных зенитных ракетных комплексов для целей проти­вовоздушной самообороны.

Стоит также упомянуть гармоничность всех тактико-технических элементов ко­рабля, его неплохие мореходные качес­тва, возможность быстрой агрегатной замены главных двигателей, наличие взлетно-посадочной площадки для про­тиволодочного вертолета, большую на­сыщенность оружием и боезапасом, ра­диоэлектронным вооружением.

На этом перечень положительных ха­рактеристик корабля проекта 61 в основ­ном исчерпывается. Конструкторы, огра­ниченные строгими рамками требований руководства флота, создали неплохой корабль нового типа, но при этом им не удалось избежать и ряда недостатков. Дальность плавания оказалась неболь­шой, а зенитно-ракетное вооружение имело достаточно низкие характеристики для 60-х годов, не обеспечивая отра­жение групповых налетов авиации. Эф­фективность противолодочного оружия была снижена из-за наличия малоэффек­тивных гидроакустических станций. Воз­можность базирования корабельного вертолета при штормовых условиях из-за отсутствия вертолетного ангара так­же представлялась спорной. Кроме того, моряки нередко давали негативную оцен­ку 61-му проекту из-за повышенной шумности и отвратительных бытовых усло­вий для экипажа.

На корабле такого ранга впервые были применены и пожароопасные алюминиево-магниевые сплавы, погреба боеза­паса размещались впервые выше ватер­линии и могли быть лишь частично за­топлены через систему орошения. Взрыво- и пожароопасные помещения вплот­ную соседствовали друг с другом, а про­тивопожарная и противовзрывная защи­та отличалась примитивным исполнени­ем. Для аварийного выхода личного со­става не имелось достаточно широких иллюминаторов, да и размещение основ­ных и запасных пунктов командования и управления было, если можно так выра­зиться, вынужденно нерациональным.

Впервые отечественный корабль рас­считывался на динамическое воздейст­вие атомного взрыва и обладал доста­точно высокой остойчивостью, гермети­зацией корпуса и противохимической вентиляцией. Но в реальных условиях современного боя он неминуемо погиб бы в считанные минуты из-за отсутствия какой бы то ни было конструктивной за­щиты. По прогнозам в случае начала Третьей мировой войны время «боевой жизни» для корабля такого класса не превысило бы 5 — 7 минут!

По тактико-техническим характеристи­кам ВПК проекта 61 не уступал своим за­рубежным аналогам, а кое в чем и пре­восходил их. Однако предназначение американских эсминцев и фрегатов было вполне определенным: им предстояло обеспечивать противолодочную и проти­вовоздушную охрану ударных авианосных соединений. Но тут возникает вопрос: для чего же построены наши «поющие фре­гаты»? Они вооружены лишь оружием са­мообороны от воздушного и подводного противника и представляли собой, по сути, неплохие эскортные корабли для трансатлантических конвоев. Но в эпоху «холодной войны» таковые конвои никак не вписывались в советскую военную док­трину, а для охраны каботажного плава­ния корабль был излишне дорог и вели­коват. Ударного оружия корабли «чисто­го» проекта 61 не имели, и на Западе их недаром называли «беззубыми» или «без­оружными красавцами».

1135 проект:


Общая оценка проекта
Говоря о «буревестниках», их коман­диры проявляют редкое единодушие в положительной оценке этих кораблей. Все отмечают высокую надежность, управля­емость, мореходность, хорошие бытовые условия. Минимальные отличия между се­рийными кораблями свидетельствуют об оптимальности конструкции. «Одиннад­цать-тридцать пятый», безусловно, являл­ся образцом самой передовой техники своего времени. Перечень примененных на нем новшеств поистине впечатляющ: оригинальная газотурбинная энергоуста­новка, маршевая редукторная приставка, подкильная и буксируемая ГАС, перспек­тивный ЗРК «Оса-М», «длинная рука» для охоты за вражескими атомными субмари­нами — ПЛРК «Метель» и многое другое. «Буревестник» ознаменовал собой не прос­то переход к новому поколению, а судя по продолжающемуся строительству его последователей, — прорыв в новое тыся­челетие. Такое бывает редко.

О несомненной удаче конструкторов говорит следующий факт: не считая вер­толета, «Бдительный» имеет такой же ар­сенал противолодочного вооружения, что и ВПК проектов 1134А и 1134Б, только с меньшим боезапасом. И это при том, что по водоизмещению он в два с лишним раза им уступает, а остальные его харак­теристики в целом — не хуже.

Тридцатилетняя интенсивная эксплуа­тация кораблей без существенных аварий свидетельствует о надежности и живучес­ти их вооружения и механизмов. К при­меру, балтийский «Дружный», которому более 26 лет, остается в строю и выпол­няет все элементы боевой подготовки, хотя при последнем ремонте на его кор­пус пришлось наложить заплаты почти в 40 местах.

В процессе службы кораблей выяви­лись и недостатки. Нарекания вызывала конструкция ПОУКБ: она чрезмерно слож­ная и требует квалифицированного обслу­живания, тогда как эффективность ГАС «Вега» далека от желаемой. Случаи по­ломки и даже потери «тела» БУГАС были, к сожалению, нередки.

Важным минусом стало то, что соб­ственные гидроакустические средства «буревестников» не соответствовали воз­можностям комплекса «Метель». Даль­ность обнаружения ПЛ в мелком море, к каковым относятся Балтийское и Барен­цево, как правило, составляла около 7 — 15 км. В океане, конечно, выше, но все же не настолько, чтобы применять «Ме­тель» на полную дальность. Это можно было делать только по данным, поступав­шим с другого, наводящего корабля. Так «длинная рука» оказалась оружием кол­лективным.

Не слишком удачно выглядит и распо­ложение артиллерии. Поскольку нос ко­рабля был занят главным оружием — про­тиволодочным, артустановкам осталось место только на корме, в наиболее виб­рирующем месте. Это отразилось на ра­боте автоматики и точности стрельбы. Управление артогнем от одной общей станции «Турель» привело к тому, что две башни работают как одна, а это практи­чески исключает возможность одновре­менного ведения огня по нескольким це­лям. К тому же весьма ограниченными были и сектора обстрела, а малый калибр АК-726 не позволял бороться с сильными надводными целями — такими, как фрегат или эсминец, участвовать в огневой под­держке десанта.

Недостатком следует считать слож­ность и длительность перезарядки бое­запаса. Погрузка всех видов оружия на корабли проекта 1135 может выполнять­ся или в базе, или в море при полном штиле, что в условиях военных действий не­реально. Впрочем, это объяснимо: в 60-е годы, когда разрабатывалось оружие, про­блема его передачи на корабль в море еще не была решена.

В заключение следует напомнить, что «Буревестник» задумывался как специали­зированный корабль для борьбы с подвод­ными лодками в составе КПУГ. Вопрос о многоцелевом назначении тогда не ставил­ся. Главной задачей было найти подвод­ную лодку на большом удалении от бере­га, длительно преследовать ее и уничто­жить. Как показал опыт учений и боевых служб, эта цель была достигнута. Поэтому перечисленные недостатки не могут пере­черкнуть положительную оценку корабля в целом — тем более, что многие из них ус­транялись в ходе модернизаций.

Это вертолетоносцы 1123

Общая оценка проекта

Создание противолодочного крейсера “Москва” стало важным этапом отечественного кораблестроения, открывшим перед Советским военно-морским флотом новые перспективы. Для своего времени это был передовой корабль как по концепции, так и по составу вооружения. Он обладал мощными радиолокационными и гидроакустическими средствами обнаружения, современными ракетными комплексами, самыми совершенными в мире системами радиоэлектронной борьбы и высоким уровнем автоматизации. Наконец, самое главное — крейсер имел весьма эффективное вертолетное вооружение,полностью соответствующее поставленным перед ним задачам. По поисковой производительности “Москва” в несколько раз превосходила ВПК проекта 61, причем ее включение в состав КПУГ в корне меняло систему поиска подводных лодок. Как показала практика, заложенные в проект принципы использования, обслуживания и хранения вертолетов оказались правильными.

Конечно, у крейсера были и недостатки, которые, как это часто бывает, являлись следствием его достоинств. Насыщенность корабля оружием и аппаратурой привела к чрезмерной тесноте жилых помещений — условия его обитаемости не выдерживают никакой критики. Требования командования ВМФ всеми мерами уменьшить водоизмещение вынудили конструкторов прибегать к не самым рациональным решениям — отсюда и недостаточная мореходность, и чрезмерное увлечение пожароопасными алюминиево-магниевыми сплавами, и размещение большинства погребов боезапаса выше ватерлинии, из-за чего последние не могли затапливаться, а лишь орошались специальной противопожарной системой. Кстати, средства пожаротушения вообще оказались явно недостаточными, а входящая в их состав автоматическая система “Карат-М” — неработоспособной.

Слабовато выглядело зенитное вооружение. Если по проекту (с двумя ЗРК “Оса-М”) оно на момент создания могло считаться приемлемым, то после отказа от “Осы” и появления на кораблях вероятного противника противокорабельных ракет способность крейсера обеспечить собственную безопасность от воздушного нападения вызывала сомнения. Эффективность ЗРК “Шторм” и 57-мм артустановок АК-725 оставляла желать лучшего. Конечно, в ходе модернизации “кондоры” можно было дополнительно оснастить шестиствольными артсистемами АК-630 или даже комплексами “Кортик”, но, как мы знаем, на деле этого не произошло. “Москва” и “Ленинград” в процессе службы вообще не претерпели ни одной мало-мальски существенной модернизации.

Если сравнить советские противолодочные крейсера с близкими по назначению иностранными кораблями — такими, как французский крейсер “Жанна д'Арк”, итальянский “Витторио Венето”, японские эсминцы-вертолетоносцы типа “Харуна” и “Сиранэ”, — то превосходство “Москвы” и “Ленинграда” кажется очевидным и бесспорным. Правда, здесь следует оговориться: “Витторио Венето” создавался как универсальный корабль, для которого борьба с советскими ракетными подводными лодками считалась далеко не единственной (и даже не основной) задачей. Еще более многоцелевым был крейсер-вертолетоносец “Жанна д'Арк” — на нем, в частности, имелись кубрики для размещения 700 морских пехотинцев вместе с вооружением и запасами, что превращало этот корабль в весьма эффективный инструмент ведения колониальных войн.

С “Москвой” дело обстоит иначе: она создавалась в рамках господствовавшей в те годы доктрины глобальной ядерной войны для решения единственной задачи — уничтожения американских ПЛАРБ. Как уже упоминалось, в 1960-е годы советский ВМФ начал активно внедрять практику боевых служб — постоянное сопровождение кораблей и соединений вероятного противника. Логика была такова: в военное время приблизиться к авианосной группировке на дальность выстрела или ракетного пуска будет непросто — значит, надо сделать так, чтобы в момент начала войны рядом с неприятелем оказались наши корабли. Теоретически даже устаревший артиллерийский крейсер проекта 68-бис имел неплохие шансы в считанные минуты расправиться с американским атомным авианосцем — разумеется, если открыть огонь первым. Но это — с надводными кораблями. А вот с атомными ракетными субмаринами бороться было сложнее. Если на относительно ограниченной акватории Баренцева моря, откуда предполагался старт баллистических ракет “Поларис”, “Москва” и “Ленинград” еще могли рассчитывать на определенный успех, то на Средиземном море, где на боевом патрулировании постоянно находилась 16-я эскадра американских ПЛАРБ типа “Лафайетт”, ситуация для нас складывалась куда хуже. Держать постоянный контакт сразу с несколькими неприятельскими субмаринами — эта задача для советских ПКР оказалась невыполнимой. И в случае начала третьей мировой войны корабли проекта 1123, скорее всего, погибли бы раньше, чем смогли бы уничтожить противника в глубинах Средиземного моря.

Ну а для решения других задач (например, выступить в роли десантно-штурмо-вого корабля, как “Жанна д'Арк”) “Москва” была абсолютно непригодна. Военно-морская доктрина 1960-х годов полностью игнорировала возможность локальных конфликтов, какие произошли впоследствии на Фолклендах, в Косово или в Абхазии.

И тем не менее, почти тридцатилетняя служба “Москвы” и “Ленинграда” принесла отечественному флоту огромную пользу. На этих кораблях отрабатывались новая техника и новая тактика, на них моряки и авиаторы приобретали бесценный опыт. Именно “Москва” и “Ленинград” стали первыми советскими боевыми кораблями, заслужившими уважительную оценку со стороны наших противников в годы “холодной войны”. Наконец, именно с них начался нелегкий путь к признанию палубной авиации, без которой создание сбалансированного флота сегодня выглядит просто немыслимым.

Поделиться

15

Re: А смысл? Корабли российского флота.

А вот родные БПК 1134Б

Оценка проекта
Вслед за головным в Николаеве были построены и переданы флоту еще шесть БПК этого проекта, "Очаков", "Керчь", "Азов", "Петропавловск", "Ташкент" и "Таллин". Служба этой "великолепной семерки" проходила в разных условиях и на разных флотах. В конечном итоге четыре из семи кораблей служили в составе Тихоокеанского флота ("Ташкент", "Петропавловск", "Таллин", а затем и "Николаев"), остальные - Черноморского. Помимо них, в составе ТОФ несли также службу "беркуты" всех трех проектов - три пр.1134А и два - пр. 1134.

Стройные, стремительные и по-военному строгие силуэты БПК пр.1134Б по праву занимают видное место в истории отечественного флота, военного кораблестроения и газотурбинного машиностроения. И если их предшественники, газотурбинные СКР ПВО-ПЛО (БПК) пр.61 за их мелодичное пение газовых турбин уже после первых встреч на румбах Средиземного были прозваны американскими моряками "поющими фрегатами", то "беркуты-Б" вполне заслуживают того, чтобы зваться "поющими крейсерами".

Оценивая сильные и слабые стороны кораблей пр.1134Б, можно отметить следующее. Вне всякого сомнения, николаевские "беркуты" представляли собой большой шаг вперед в части создания противолодочных кораблей океанской зоны. Они обладали высокими мореходными качествами, мощным вооружением, значительной автономностью и высокими стандартами обитаемости, обеспечивавшими экипажу достаточно комфортные условия длительного пребывания в сложных климатических условиях. Лестную оценку корабли заслуженно получили не только от самих моряков, но и со стороны экспер- тов потенциального противника. Так, американцы считали корабли типа "Николаев" наиболее удачными и эффективными кораблями ПЛО советской постройки 1970-х гг.

С выходом на боевую службу кораблей пр.1134Б сразу повысилось число обнаружений иностранных подводных лодок. Этому способствовало наличие современных ГАС и вертолета постоянного базирования, обеспечивавших как обнаружение, так и удержание контакта с быстроходными иностранными субмаринами. При этом, з отличие от принятой в ряде западных флотов практики так называемого "допоиска" вертолетами ПЛ в заранее известном районе ее нахождения, советские вертолетчики больше занимались первичным поиском ПЛ на значительном удалении от своего корабля-носителя. К тому же, в случае обнаружения ПЛ вертолет зачастую продолжал слежение за целью, поскольку корабль-носитель, в силу возможности более раннего обнаружения его подводной лодкой, далеко не всегда мог незамеченным сблизиться с целью для приема контакта и продолжения слежения с помощью своих гидроакустических средств. Разумеется, что как только лодка обнаруживала слежение, она тут же принимала меры к отрыву, и чаще всего ей это удавалось. И хотя в отличие от других противолодочных кораблей, "беркутам" в этом плане везло чаще, сблизиться с целью для приема контакта у них получалось тоже не всегда. Как показала практика боевых служб, обычно быстроходные атомные подводные лодки ВМС США для отрыва использовали следующий тактический прием: они приводили корабль-преследователь на кормовые курсовые углы и развивали максимальный ход. Стремясь удержать контакт, ВПК был вынужден делать то же самое. При этом собственные шумы противолодочного корабля затрудняли поддержание гидроакустического контакта. Пользуясь этим, субмарина, выполнив резкий поворот на 90°, резко сбрасывала ход и в малошумном режиме уходила or преследования. В ряде случаев лодка прибегала к отстрелу уводящих "шу-милок" - имитаторов ПЛ. Но наличие на борту БПК всего одного вертолета ПЛО не позволяло продолжить в указанных случаях надежное поддержание контакта с обнаруженной ПЛ ввиду необходимости пополнения запасов горючего самим вертолетом, для чего ему необходимо было возвратиться на корабль. Поэтому для удержания контакта с обнаруженной ПЛ и организации ее преследования (а в боевых условиях - и уничтожения) требовалось наличие второго вертолета ПЛО, что и было учтено СПКБ при разработке нового БПК проекта 1155 ("Фрегат").

К тому же, принятый на "беркутах" в качестве штатного Ка-25ПЛ быстро старел, а дальность и продолжительность его полета уже не отвечали все возрастающим требованиям к корабельным противолодочным вертолетам. Поэтому Ка-25ПЛ заменили на более эффективный Ка-252(Ка-27ПЛ). Для отработки его базирования в корабельных условиях в 1977 г. был переоборудован БПК пр.1134Б "Петропавловск", на котором увеличили ангар и установили соответствующие системы привода.

В 1985 -1989 гг. этот БПК прошел средний ремонт с модернизацией, на нем комплекс выстреливаемых помех и ложных целей ПК-2 был модернизирован до стандарта ПК-2М и установлен комплекс ПК-10 со станцией "Спектр-Ф". А комплекс УРПК-3 приспособили к стрельбе ракетами "Раструб", универсальными по целям. Тогда же на тыльной кромке дымовой трубы установили пеленгаторную рамку (ни на одном другом корабле проекта этого сделано не было).

Четвертый корабль серии - "Азов" - изначально строился по проекту 1134БФ в связи с оснащением его взамен кормового ЗРК "Шторм" опытным образцом перспективного ЗРК С-ЗООФ с подпалубными пусковыми установками Большую часть своей службы он провел на полигонах Черного моря.

Один из кораблей серии, БПК "Керчь", во время прохождения очередного ремонта в августе 1987 г. получил взамен штатной РЛС МР-600 опытный образец новой РЛС обнаружения воздушных целей "Подберезовик" с плоской волноводной решеткой. На этом корабле также впервые еще при постройке установили опытный образец системы обнаружения и пеленгования РЭБ "Кольцо" с характерными АП на площадках грот-мачты. Решение об установке системы "Кольцо" на всех построенных позже кораблях имелось, но реализовано никогда не было. Тем не менее площадки для АП этой системы на них смонтировали (кроме "Николаева" и "Очакова"). В 1987 г. на "Керчи" между носовой ПУ Б-192 и ходовой рубкой появилась небольшая рубка с аппаратурой комплекса космической связи "Цунами". Все последующие БПК оснащались этим комплексом уже штатно.

В то же время "беркуты" не были лишены и весьма существенных недостатков. В частности, ряд специалистов справедливо указывает на избыточную сложность принятой схемы ГТУ (в составе маршевых и форсажных турбин), как следствие чрезмерного увлечения экономией топлива. К тому же, на практике БПК редко ходили с использованием одних маршевых ГТД, поскольку те не позволяли обеспечить достаточно высокую скорость хода. Реализовать же заложенную в проекте большую дальность плавания в сочетании с экономией топлива удавалось разве что во время межтеатровых переходов, а это было тоже нечасто.

Между тем практика боевой службы настоятельно указывала на необходимость иметь на борту "беркутов" ударное оружие - решение задач по борьбе с надводными корабельными группировками противника оставалось весьма актуальным. Возможностей же для этого у БПК пр.1134Б при наличии почти крейсерского водоизмещения практически не было.

Еще на испытаниях головного корабля отмечалось, что для использования противолодочного комплекса УРПК-3 ("Метель") на полную дальность (ракета - от 6 до 50 км плюс торпеда после приводнения - 8 км) требуется целеуказание от выносных постов, воздушных или морских. Собственные же средства обнаружения подводных целей этого не обеспечивали.

Не был лишен недостатков и сам УРПК-3. При пуске ракеты, а также при приводнении торпеды в районе нахождения субмарины, у ПЛ имелась возможность обнаружить это и предпринять соответствующие меры. Как показал опыт проведения учений с применением подводных лодок-мишеней пр.690, последние почти всегда засекали приводнение торпеды и успевали выпустить уводящие акустические "шумилки", благодаря чему прямые попадания практических торпед были очень редкими. Вероятно, в реальной обстановке подводники противника действовали бы аналогично.

РЛС "Ангара" (МР-310) имела номинальную дальность обнаружения воздушной цели 150 км и "Восход" (МР-600) - 300 км, однако фактически устойчивое обнаружение и удержание цели обычно осуществлялось на дистанциях чуть более 100 км Это отрицательно сказывалось на реальной способности корабля решать задачи ПВО-ПРО. Проблемой было обнаружение низколетящих целей - крылатых ракет и штурмовой авиации: их удавалось засечь лишь на дальности нанесения удара по кораблю, у которого не оставалось времени на принятие адекватных мер по самообороне. К тому же у обеих РЛС отсутствовала аппаратура селекции движу- " щихся целей. Важно добавить, что к концу 1980-х гг. ЗРК "Шторм" уже не обеспечивал отражения массированных атак средств воздушного нападения, поскольку был одноканальным и имел радиоканальную систему управления. Еще сложнее обстояло дело с ЗРК самообороны "Оса-М", также не обеспечивавшим поражение целей на ближней дальности.

Наконец, изучение боевого опыта, полученного к тому времени другими флотами мира в локальных военных конфликтах, свидетельствовало о необходимости усиления средств ПВО-ПРО кораблей охранения. Одним из наиболее убедительных аргументов в пользу этого стал анализ действий британского флота в Фолклендской войне. Именно Ройял Нэйви, один из самых современных флотов мира, в 1982 г. первым получил пощечину, на практике испытав боевое воздействие аргентинской штурмовой авиации, сумевшей потопить и повредить целый ряд современных кораблей и транспортов экспедиционных сил.

Уроки этой войны внимательно анализировались и в Советском Союзе. Следствием этого стала разработка "Плана неотложных мероприятий по дальнейшему повышению боевой эффективности кораблей, вооружения и военной техники ВМФ с учетом англо-аргентинского конфликта и событий на Ближнем Востоке", утверждение которого главкомом ВМФ, министром судостроительной промышленности и другими инстанциями состоялось 7 - 8 июля 1982 г. Речь шла о необходимости проведения комплексной модернизации по повышению эффективности средств ПРО-ПВО надводных кораблей.

Поделиться