Тема: Катастрофа

Мы совсем забыли бы о сыне Роджерсов Энтони, если бы не трагическое происшествие.

Сначала несколько слов, как воспитывали мальчика. В наше время, как я уже сообщал, мальчиков и девочек не воспитывают как носителей определенных гендерных генов, ибо это считается выпячиванием животных начал в человеке, с которыми мы все боремся. После пятилетнего детского садика Энтони пошел в школу, где обучались 20 детей – 8 мальчиков и 11 девочек, среди них уже выявлялись три ребенка пола 3 (будущие гей и трансгендеры). Обучение детей ведется по строго унифицированному распорядку, нет никаких отличий в школьной и воспитательной программе, даже по спортивным дисциплинам (отличаются в некоторой степени лишь нормативы).

Был такой забавный случай. В подростковом возрасте у одной из девочек начала расти грудь, что особенно было заметно на занятиях спортом. Она стала посмешищем класса. Девочка очень переживала буйство своего женского естества и пропала на месяц, затем вернулась в класс в оптимальной форме.

После пятого общего класса Энтони пошел в музыкальную школу. Спросите, почему так поздно, ведь детей надо обучать музыке с раннего возраста. В наше время это совершенно необязательно – считается, что незачем учить детей высшему исполнительскому мастерству, когда партии Паганини или симфонии Бетховена могут изумительно качественно сыграть биороботы. Какой смысл тягаться с ними в чистоте и мастерству исполнения, если биоробот может иметь и 20 пальцев? Это совершенно бессмысленно. Но, конечно, азы исполнительского мастерства детям преподаются как предмет первичного соприкосновения к искусству, в данном случае к музыке.

Основное внимание уделяется развитию способностей композиции сочинений и написанию алгоритмов мелодий в цифровом формате. Никто не носится с нотными тетрадями, они у нас демонстрируются в музеях, в залах искусства прошлых веков как старые египетские папирусы. Пианист это в первую очередь композитор – как исполнитель он никогда не достигнет уровня биороботов, тем более сейчас пишут такие сложные композиции, которых человек с 10 пальцами просто физически не может выполнить. Ему под силу лишь простенькие, по сравнению с нынешними, сочинения прошлых веков.

Энтони рос послушным, внимательным мальчиком. Конечно, он знал, что он плод родильной лаборатории с искусственно отобранными генами, но это не играло ровным счетом никакой роли. 90% детей были такими, и они была рады и благодарны своим родителям, что они выбрали именно такую форму зачатия. Комбинация из лучших генных структур дает ребенку наилучшее здоровье и ментальные способности, так что никакого противоречия, и тем более каких-то недопониманий в этой сфере быть не может. 

Но однажды случилось то, что случилось. Школьный автобус, которого вел человек (это была непростительная ошибка), на одном из поворотов столкнулся с грузовиком, принадлежащей компании строительных материалов. Автобус возвращался из вечеринки в одном из парков. При столкновении, к сожалению, были жертвы – трое детей скончались на месте, пятеро получили ранения разной тяжести. Среди погибших оказался Энтони.

Когда сообщили о несчастье, Стивен и Ада заказали беспилотное такси и прибыли на место происшествия. Это было жуткое зрелище. Искореженный автобус, ничего не понимающий водитель со сломанной ногой, плачущие дети. И три трупа. Приехала машина скорой помощи, погибших и пострадавших детей увезли кого куда – кого в морг, кого в больницу.

Стивен и Ада оказались в машине, едущей в морг. Одна из женщин была очень плоха. Как оказалось, погиб ее биологический ребенок. Остальные держались более твердо, но, сами понимаете, такое несчастье никого не может радовать. Тела детей оставили в морге, их должны кремировать, прах в маленькой бутылочке передается родителям на их усмотрение. Практически все оставляют прах в местном подземном кладбище глубиной несколько сот метров прямо при крематории. В день смерти ребенка родители могут спускаться по лифту в эту шахту и помянуть своего ребенка, или родственника. Вокруг крематория растут естественные деревья – такое решение было принято, так как оно (эти деревья) символизирует жизнь и смерть. Никто еще не смог достичь бессмертия.

Они пробыли в этом печальном заведении несколько часов. При выходе из крематория Ада спросила Стивена:

- Стивен, что ты испытываешь в эти минуты?

- Чувство потери. Страх. Обиду.

- Обиду?

- Да, Ада. Наш мальчик мог жить еще долго, радоваться жизни, стать высоким профессионалом и быть может, он мог бы дождаться путешествия на Юпитер. А ты что чувствуешь?

- Боже, как мы любили нашего Энтони… А ведь совсем неважно, биологический наш он или нет…

- Да, неважно. Это совершенно неважно – промолвил Стивен. – Угасла еще одна жизнь, так и не начавшись. А в это время другие люди забирают из лаборатории своих детей, и жизнь продолжается…

- Да. Продолжается… – сказала чуть слышно Ада и обняла мужа. Стивен обнял Аду. – Дорогой, может быть, нам заказать своего… биологического ребенка?  Мы ведь уже говорили на эту тему, помнишь?

- Да, помню. Но…Ада, мы этого не переживем… - сказал Стивен.

- Фальшивые чувства, боязнь потерять свое, родное, лишь бы не было слишком больно, лишь было не было, лишь бы не было… Ты считаешь, что такая жизнь достойна человека?! Разве человек для этого рожден? Забиться в свой футляр, выдумать идиотские законы, и лишь бы никого ничего не касалось, лишь бы все прошло мягко, гладко… – вот и все, чего мы все захотели…

- Ада, перестань.

- Ты мразь, Стивен. Подонок. И тварь. – вдруг сказала Ада. Потом подумала и добавила - Все мы твари и подонки.

Они шли на стоянку беспилотного такси. Вокруг было все как раньше. Звездное небо мерцало над головой. Луна стояла стыдливо и бестолково, как бы с немым укором – а при чем тут я? Мужчина и женщина удалялись.

Поделиться