Тема: Дитя из лаборатории

Пришло время, когда Стивен и Ада задумались о выполнении второго пункта фиксации своих отношений, а именно о ребенке. Если помните, в договоре было прописано, что они берут из лаборатории ребенка из стороннего генетического материала.

- Ада, пора задуматься о ребенке. – сказал Стивен и потянул крепкий черный кофе.

- Да, ты прав, мой милый. Прошел год нашего взаимодействия, а мы даже толком не говорили об этой проблеме. – Ада тоже налила себе кофе. Стояло прекрасное весеннее утро, в небе были видны инвекторные следы пролетающих гиперзвуковых лайнеров, где-то жужжали беспилотники и конвертопланы.

- Стивен, мы же хотели ребенка с музыкальными способностями?

- Этого хотела ты, Ада, а я был и не буду против.

- Хорошо, Стивен, ты умница. Нужно будет заполнить бланк с нашими условиями и отправить по солярнету в лабораторию. В назначенный день они нас вызовут на собеседование и вручение. Впрочем, что это я рассказываю, ты прекрасно знаешь порядок действий.

- Да, дорогая, я читал документацию лаборатории.

Пришел день (прошло где-то 30 месяцев), и их вызвали родильную лабораторию в Челлендж-тауне. Это прекрасное белоснежное здание в форме лотоса, в самом центре стоит мощный фонтан, откуда бьют вверх струи воды. Чем-то напоминает рабочий фаллос в вертикальном положении горизонтально лежащего мужчины. Стивен и Ада, выйдя из беспилотного такси, зашли в здание. Их встретила приятная девушка за столиком регистрации.

- Ваш идентификационный номер? – приятно спросила она.

- 1544786tyre35 – cказала Ада, улыбнувшись. Для верности она протянула девушке бланк с номером.

- Хорошо. Я введу ваш номер. … Так, следуйте в кабинет 34 на 6-й этаж.

Супруги вошли в лифт и поднялись на требуемый этаж, нашли комнату номер 34 и вошли. У стола сидел мужчина лет 70, в белом халате, очень бодрый и общительный.

- Супруги Роджерс? – расплылся он в улыбке.

- Да. – с достоинством ответил Стивен.

- Я в свое время получил ваши предпочтения по почте. Прежде чем забрать ребенка, ознакомьтесь с его генетическими и будущими психологическими характеристиками. Уверяю вас, все его параметры – вы хотели мальчика, не так ли? – полностью соответствуют заявленным требованиям.

Стивен и Ада погрузились в чтение документа. В нем говорилось, что ребенок имел при рождении 30 месяцев назад рост 54 см, вес 3200 кг, глаза голубые, волосы будут каштановые, предполагаемый рост в 17 лет составит 185 см, масса тела при условии правильного питания 69 кг. К 50 годам масса тела увеличится до 83 кг, тоже при условии правильного питания с ограничением углеводных коктейлей. Набор генов позволит ему успешно заниматься музыкой и дирижерством, а также составлением симфоний, мальчик будет предпочитать игру на фортепиано, но, возможно, может самовольно перейти на скрипку, но эта вероятность оценивается всего в 34% (Стивен и Ада писали, чтобы мальчик был непременно пианистом). Впрочем, нет никакой гарантии на этот счет - с этой вероятностью надо будет бороться родителям и преподавателям, чтобы удержать его на фортепиано. Но, как понимаете, пианист или скрипач это не такая большая разница, чтобы делать из этого трагедию. Также уникальный набор генов позволит мальчику не болеть инфекционными заболеваниями XXI века. Впрочем, это стандартный набор при выборе ребенка со сторонним генетическим материалом, что, кстати, является существенным преимуществом такого рода набора. При биологическом ребенке эти требования могут быть не выполнены в силу спонтанности и ограниченности набора генетического материала биологических родителей, а также психофизиологического состояния родителей в момент зачатия и кормления при беременности.

- Что ж, нас устраивает – сказал Стивен.

Специалист родильной лаборатории вопросительно посмотрел на Аду.

- Да, и меня вполне устраивает – сказала Ада.

- Ну, если нет замечаний, добро пожаловать в бокс номер 14, и можете забрать вашего очаровательного малыша – сказал специалист. – Следуйте, пожалуйста, за мной.

По длинному спиралеобразному коридору новоиспеченные отец и мать в сопровождении специалиста двинулись в бокс. Специалист открыл круглую герметичную дверь, воткнув в щель идентификационную карту. Войдя в бокс, Ада и Стивен увидели целую прямо-таки сборочную линию по выращиванию младенцев из самых разных генетических материалов, вернее, их комбинаций. Боксов, наверное, было несколько сотен, и все они ждали своих счастливых родителей. Младенцы – довольно уже крупные - лежали под полукруглым стеклянным абажуром, напоминающим барокамеру – а это, собственно, и была барокамера. Специалист подошел к одной из них и открыл стеклянный колпак.

- Вот ваш чудесный младенец. – сказал он.

Ада как-то испуганно посмотрела на ребенка и спросила:

- А это действительно он?

- Ну как можно сомневаться в точности нашей лаборатории. Вот посмотрите (специалист протянул Аде документ с номером, и указал на номер бирки, лежащей на младенце). Ада посмотрела, сличила и сказала стыдливо:

- Извините меня…

- Полагаю, что вы назовете его сами, то есть дадите ему имя – сказал специалист. – И, пожалуйста, после выбора имени отправьте на нашу почту ваше решение. Нам имя ребенка нужно для отчетности. Знаете, мы ведем статистическую работу по именам, которых дают нашим… извините, вашим детям, и потом мы вычисляем некоторые линейности… Впрочем, это вас не должно волновать, это просто одно из направлений исследовательской работы родильной лаборатории. Если у вас больше нет вопросов, вы можете вынуть вашего ребенка из бокса и отвезти к себе домой. Пожалуйста, поставьте здесь ваши подписи.

Родители не без волнения поставили подписи на документе.

- И вот еще. Ребенок уже сам сообщает  том, что ему надо мочиться, отправлять твердые отходы, прекрасно ходит, бегает – сейчас он спит, мы вели ему дозу успокоительного, чтобы у него не было стресса при первом свидании с родителями… Вы понимаете, как это важно. Ребенок проснется у вас дома, я вам даю инструкцию, как на это реагировать. В общем, ничего сложного, ребенок быстро адаптируется к новой обстановке, запахам, интерьеру и так далее… У вас есть собака?

- Да. Есть. Щенок. Он не кусается… - почему-то стал оправдываться Стивен.

- Это неважно. Отныне вы берете на себя всю ответственность за его физическое развитие и нравственное воспитание. Щенок очень даже неплохо. – сказал специалист. – Но, как вы знаете, рекомендуется вовремя проходить анализы, прививки и так далее, надеюсь, вам не надо это объяснять. 

Дрожащими руками Стивен вынул ребенка из бокса и внимательно посмотрел ему в глаза.

- Не трудитесь. – откликнулся специалист. – Родных черт вы у него не увидите, ведь это было ваше желание, нет так ли?

- Да, конечно… - пробормотал счастливый отец.

- Боже, какой славный малыш! – вскрикнула от восторга Ада. – А сколько он весит?

- 10 кг, согласно заявленным параметрам – ответил специалист.

- Ребенок... Наш ребенок, и без всяких мучений, это просто изумительно. Мой маленький Шопен, ты будешь играть на рояле целыми днями... – затараторила Ада, в которой начали просыпаться материнские инстинкты.

- Целыми днями? – переспросил Стивен. – Целыми днями… Я как-то об этом не подумал…

- Успокойся, папаша, он будет играть в герметичной комнате. Ты его еще искать будешь. – сказала Ада.

- А, ну если так… - расплылся в улыбке Стивен. – Дорогая, поздравляю тебя с материнством…

- Боже мой, какие слова ты говоришь! Ты еще скажи, что я родила его из собственной матки. – сказала она недовольно. За этот год Ада сильно изменилась. Как вы уже почувствовали, материнские инстинкты в наше время сильно отличаются от ваших, прежних, родом из первобытных пещер.

Поделиться