Тема: Как продавали Су-27 Китаю

Кто такие сидят и какая дата (год) этого скрина (китайский д/фильм - Борис Ельцин и Цзянь Цзэминь?). Речь идет о поставке истребителей Су-27 для ВВС НОАК. Кого еще узнали?

Хронология вопроса

      Подписано несколько соглашений экономического характера. По словам Ельцина, годовой товарооборот России и Китая увеличится с $5,5 млрд до $20 млрд. Позже вице-премьер Олег Давыдов уточнил Ъ: "Это должно произойти в течение 10 лет". Масштабы военно-технического сотрудничества, о котором подписано отдельное соглашение, пока неизвестны, но помощник президента по этому вопросу Борис Кузык рассказал журналистам, что речь идет о вооружениях практически для всех видов китайских войск: танки и БМП для сухопутных, Су-27 для авиации и "877-й проект" (имеются в виду подводные лодки класса "Кило" в экспортном исполнении) для флота.
http://kommersant.ru/doc/131880
----------------------------------
Весьма активно развиваются военные контакты, в основном в контексте военно-технического сотрудничества и продажи оружия КНР. Еще в 1993 г. были подписаны соглашения о поставках в КНР 26 истребителей Су-27, ракетных систем С-300 земля-воздух и других вооружений. Также сообщалось, что Пекин купил две эскадрильи истребителей-перехватчиков Су-31 (? - прим. ВП)и неоговоренное количество танков Т-72. В результате визита зам. российского премьера А. Большакова в Китай (декабрь 1996 г.) было подписано соглашение о военно-техническом сотрудничестве. По западным сообщениям, там же было оформлено окончательное соглашение, дающее Китаю право на лицензионное производство Су-27.
http://www.olegarin.com/olegarin/atr-p56.html

--------------------------------------------------------------------
Переговоры о поставке Китайской Народной Республике советских истребителей 4-го поколения начались в 1990 г. А за три года до этого, в конце 1987 г., ОКБ П.О.Сухого получило поручение от руководства МАП подготовить проект Решения о комплектации самолета Су-27, предназначенного для поставки в страны Варшавского договора. Подход в данном случае был стандартным: для союзников по социалистическому лагерю предлагался самолет со штатным, но несколько "упрощенным" составом БРЭО и вооружения. Ряд изменений касался лишь комплектации радиосвязного оборудования и аппаратуры РЭП. Подготовленный проект был представлен в МАП, однако процесс дальнейшего согласования со всеми заинтересованными инстанциями несколько затянулся и завершился лишь в декабре 1988 г., когда документ был утвержден МО.

Год спустя политика "гласности" сделала очередной шаг вперед: в сентябре 1989 г. Министерство обороны устроило для Генерального секретаря ЦК КПСС в Кубинке очередной показ новой авиационной техники. Генеральный конструктор М.П. Симонов, который на этом мероприятии лично докладывал М.С. Горбачеву об изделиях возглавляемого им ОКБ им. П.О. Сухого, завел разговор о сложном положении, сложившимся с финансированием по оборонному заказу. При этом он, воспользовавшись случаем, попросил у главы государства разрешение на право продажи Су-27 за рубеж с условием использования полученных средств на дальнейшее развитие работ по авиастроению. Присутствовавший при этом министр И.С. Силаев поддержал Симонова. В результате разрешение было получено. Таким образом, генеральный конструктор получил "карт-бланш" на реализацию своей инициативы на самом высоком уровне. Как результат, в ноябре 1989 г. в ОКБ Сухого было подготовлено новое решение о комплектации Су-27 для поставок на экспорт, уже без оговорок, ограничивающих число импортеров лишь странами ОВД. По сравнению с первоначальным вариантом документа, изменения были минимальными: по настоянию военных из номенклатуры вооружения изъяли "энергетическую" УР К-27Э.

3 января 1990 г. вышло соответствующее распоряжение Совета Министров СССР, а 12 февраля того же года документ был окончательно согласован с МО. После этого Су-27 был официально включен в общий список разрешенных к поставке за рубеж образцов спецтехники. При этом коммерческим вариантам истребителя были присвоены обозначения Су-27СК и Су-27УБК. Следует отметить, что наличие этого документа сыграло свою весомую роль в "выживании" конструкторского бюро П.О. Сухого в тяжелых 1990-х гг., когда оно сумело "остаться на плаву" в бурном море "рыночных реформ", поскольку появилась реальная возможность вести переговоры о поставке самолетов Су-27 на экспорт.

Важным этапом возобновившегося после почти 30-летнего перерыва российско-китайского военно-технического сотрудничества стала демонстрация в Пекине в марте 1991 г. истребителей МиГ-29 и Су-27. В результате долгого и обстоятельного изучения вопроса перевооружения своих ВВС на российскую технику, китайские военные остановили свой выбор на Су-27СК.

Первая партия, состоящая из 20 одноместных истребителей, построенных в Комсомольске-на-Амуре, и шести учебно-боевых машин иркутской сборки поступила в КНР в 1992 г. В 1993 г. последовал заказ еще на 16 одноместных и шесть двухместных самолетов. Облик китайских ВВС стал приобретать новые, более современные черты.
http://www.airwar.ru/enc/fighter/j11.html
------------------------------------------------------------

Симонов рассказал, как спасал свою фирму от кризиса, когда авиапромышленность России лежала не то что на боку, она практически не существовала. Надо было искать выход.

– Я приехал в Китай, – говорил Михаил Петрович, – и увидел, что они во всю работают над созданием собственного истребителя по чертежам, которые им предоставили в американской фирме «Макдоннелл Дуглас». Даже компьютерное оборудование для этого поставили, какое власти США не разрешают продавать России.

Симонов решил проверить, мало ли тут бутафории можно понаставить – шкафов с вычислительной техникой, надо увидеть, что китайцы умеют делать. Поэтому попросил сопровождавшего его китайского специалиста показать, где и как у них делаются расчеты на прочность. А выполняются эти расчеты различными методами. Но есть самые передовые – расчеты методом конечных элементов. Таким и считала нагрузки девушка, которую ему показали. Он убедился: американцы продали Китаю КБ с полной математикой. Это было очень серьезно.

– Я тогда пробился к высшему руководству Народно-освободительной армии Китая, – рассказывал Михаил Петрович, – и поставил вопрос так: через пару месяцев к вам должен приехать Горбачев. Это очень удобный момент попросить его продать вам самые передовые оборонные технологии. И мы пойдем навстречу, как не раз было в нашей общей истории. А от американцев вы можете получить только третьесортный заказ, технологию третьего поколения. Надо работать с русскими.

– Естественно, это было контрамериканское предложение. Но жить-то надо, – рассмеялся Симонов. – Наши предложения и желание Китая иметь самые современные истребители состыковались. Мы получили заказ на первые 24 самолета Су-27, который завод в Комсомольске-на-Амуре выполнил блестяще, потом новый заказ – «Сухой» заработал и ожил.

Правда, продать самолеты Китаю тоже оказалось не очень-то просто. Но уже из-за проволочек отечественных бюрократов. Для того, чтобы их обойти, Симонову пришлось записаться на прием к тогдашнему руководителю правительства Егору Гайдару.

– Прихожу к нему в кабинет, – рассказывал Симонов, – а там сидит министр торговли Петр Авен. Говорю: хотим продать китайцам партию самолетов. Авен отвечает: ни черта у вас не выйдет. Вы – дилетанты, вы – конструкторы, вы представления не имеете, что такое рынок, тем более внешний рынок┘ Надо действовать через специалистов этого рынка.

В общем, начался очень громкий спор.

Я ему говорю: стоп, кто из нас министр торговли? Если я предлагаю продать, а вы, как министр торговли, говорите, что из этого ничего не выйдет, то значит, вы – конструктор, а не министр.

Тут входит какой-то генерал, спрашивает: чего орете?

Авен отвечает: вот конструкторы самолеты пытаются продать, как будто это пирожки. Генерал говорит: пошли в другую комнату. Там по русскому обычаю открыли бутылку. Генерал нам спор разбил. Сказал: я получу ящик шампанского с того, кто окажется прав. Авен под эту шутку подписал все бумаги.

А в Пекине – новая напасть. Только ударили по рукам, подходит к Симонову человек и говорит: «Михаил Петрович, на вас отправлена шифровка в Комитет по безопасности. Мол, вы продаете секреты страны».

Что делать, когда ты вдруг оказываешься авантюристом и уголовником?

– Тут я, – говорил Симонов, – вспомнил, что перед полетом в Китай нашу технику смотрел Ельцин. Меня тогда все тянули за штаны, потому что мы с Борисом Николаевичем залезли по пояс в выхлопное сопло истребителя, а президент интересовался всем самым горячим образом. Во-первых, техника интересная, во-вторых, экономика, возможность заработать┘ Вот и Беляков тут подошел, генеральный конструктор КБ Микояна. Мы говорим: есть прямой способ экономической поддержки авиационной промышленности – надо продавать истребители. Ельцин спрашивает: в чем дело? Продавайте.

Мы ему: настолько сложна бюрократическая процедура оформления, что плюнешь и не будешь этим заниматься. Он говорит: вот я вам даю право. Продадите – молодцы.

Я это все вспомнил и в ответ на «вонючку» написал свою шифровку Ельцину, что, мол, мы с вами беседовали, вы дали нам карт-бланш на продажу истребителей Китаю, а тут в собственной делегации нам ставят палки в колеса. Если китайцы хотят их купить, то почему мы должны быть против? В общем, продали мы в конце концов эти самолеты. Получили доллары, первый раз увидели, что это за валюта такая – зеленая, купили на нее вычислительную технику. Но нужно было развиваться дальше, искать и другой рынок, кроме китайского.
http://nvo.ng.ru/history/2009-10-16/14_ … ;id_user=Y

вот так вот решались дела при Ельцине )

Поделиться

2

Re: Как продавали Су-27 Китаю

так ни у кого не возникло версий, кто на фото и когда сделан снимок?

Поделиться